четверг, 11 августа 2016 г.

Беседа с иереем Михаилом Семеновым о житейских проблемах



«ПОЛАГАТЬСЯ НА ПРОМЫСЛ БОЖИЙ»
          О своем пути к Господу, жизненных проблемах, которые таковыми нам только кажутся, детях с синдромом Дауна и о том, как важно идти по жизни с благодарностью Богу за всё, рассказывает священник Благовещенского кафедрального собора города Воронеж Михаил Семенов.
– Отец Михаил, служить Господу и людям в священном сане – невероятная ответственность. Что побудило вас пойти на такой шаг?
– У каждого человека свой путь к Богу, своя история. Обычно испытания (жизненные трудности, проблемы со здоровьем) становятся со временем милы сердцу, так как постепенно приходит понимание, что они укрепляют в вере, помогают в жизни следовать правильному пути. Моя история такова: в детстве я стал сильно заикаться, и родители не знали, что со мной делать. Они были обычными советскими людьми: мама – инженер, папа – экономист. Вера, духовность: где они пребывали тогда, в те времена? Конечно, у предыдущего поколения, в моем случае – у бабушки, которая ходила в храм, причащалась, соблюдала посты. В Лебедяни – небольшом городке, где мы жили, – уцелела церковь. Бабушка водила меня туда. К священнику не всегда удобно было подойти. Знакомая монахиня-алтарница, которая помогала на службах, сказала моей бабушке: «Если есть желание, приходи в храм, здесь есть святыни – вода, свечи, масло, привезенные из святых мест». Это сейчас всего много, а в те времена, когда Церковь была под запретом, такой радостью было увидеть свечку из Иерусалима, опаленную Благодатным огнём! Я тогда ещё был совсем маленьким. Смутно помню, но одно четко врезалось в память: по молитвам монахини физический недуг перестал беспокоить, болезнь практически отступила. Господь дал толчок, а любое детское сердце тонко чувствует. Родители, увидев, что мне стало полегче, не стали препятствовать моему поступлению, а в дальнейшем и обучению в воскресной школе. Ребят было не так много: одни приходили, другие уходили. Интересно в жизни получается: приходят люди в церковную ограду с удовольствием, рвением и даже горением, а потом некоторых что-то отталкивает... Даже не знаю что – может быть, другие люди... Ведь когда человек растет, он обычно не видит отрицательных черт в других, а позже уже начинает оценивать поступки, взвешивать... Все мы люди, даже в Церкви каждый находится на своей собственной духовной ступени – кто-то ниже, кто-то выше. И это не зависит ни от сана, ни от положения. И, видимо, некоторые, несмотря на то, что были так близки к богослужению, участвовали в Литургии, отошли.
          Для меня являются примером те священнослужители, которых я знал ещё в детстве. Я видел их сильные стороны и видел ту большую пользу, которую они приносили людям. Для каждого типа людей нужен свой пастырь. Кому-то нужен серьезный духовный наставник, а кому-то священник, который может утешить. Однако плох тот пахарь, который, взявшись за орало, оглядывается назад. Так что обратной дороги не должно быть.
Лебедянь
– Но все же та духовная закваска, которая с детства прививается ребенку, помогает устоять, развить в себе определенный стержень?
– Закваска эта не останется бесследной в любом случае. Даже если она не поможет человеку сохраниться в Церкви, все же опыт духовный останется: как участвовать в Таинствах, как это работает... И вообще стоит задуматься: для чего мы крестим детей? Чтобы дать им эту закваску, помочь приобрести духовный опыт, пока они нас слушают, пока мы для них являемся авторитетом, когда традиции семьи имеют какую-то важность. А потом, по мере взросления, даже если возникнет негативное отношение в каком-либо аспекте к вере, то основной стержень, дай Бог, останется и позже поможет вернуться туда, где было в детстве так тепло и уютно сердцу, – в храм. Церковь свята как хранительница Таинств, благодати, а как организация имеет какие-то свои слабые места. Потому что везде люди, заставить работать их четко и слаженно – это всегда не так просто. В моем случае привился детский опыт участия в Таинствах и богослужении, и вообще всегда присутствовала тяга к выбору именно такого пути. Мои родители не видели меня священником, хотели, чтобы я получил музыкальное образование. Когда я окончил школу, то, наверное, наперекор родителям стал поступать в семинарию.
– Наверное, когда человек принимает такое решение, препятствия на пути не заставляют себя ждать, происходит своеобразная проверка...
– Препятствий было много. Во-первых, родители не были «за». Они люди мирские, светские, привыкшие к тому, что необходимо получить образование, причем солидное. Но я все равно поехал поступать в Воронежскую семинарию. В то время, в 2001 году, абитуриентов было очень много. Предпочтение отдавалось ребятам постарше, а мне было всего 16. Собеседование мне удалось пройти, но из-за юного возраста в тот раз я не поступил. На следующий год по настоянию родителей я попал в музыкальное училище. Понимал, что у других людей есть действительно дар, талант к этому, коего у себя не находил. И после окончания училища мне наконец-то удалось поступить в семинарию с Божьей помощью. Женился, был посвящен в дьяконы, потом в священники. Служил пять лет в своем городе, а потом... жизнь священника вообще промыслительна.

          У нас с супругой третий ребенок родился с синдромом Дауна. Для нас это было необычно... Произошел генетический сбой, и в клетках у ребенка на одну хромосому стало больше. Почему так произошло, никто не знает. В родне никого с таким заболеванием не наблюдалось. У нас и до этого все дети здоровые и после родилась здоровая девочка. А Алеша родился в особый день – святителя Алексея Московского. В провинциальном городе, конечно, сложно в плане медицинского обслуживания с такими детьми, в Воронеже в этом плане проще. Мне сложно было решиться сменить епархию – сформировался свой приход, сложились определенные обязанности. Но с помощью Божьей по благословению архиерея я перевелся в Воронеж. Я и не думал, что буду служить в городе, но все сложилось именно так.
– Вы развиваете в малыше какие-нибудь особые качества? Что необходимо для таких детей?
– Сложно сказать пока о качествах, так как он еще маленький – два с половиной годика. Сейчас мы в основном его физически развиваем. В городе есть хороший центр «Парус Надежды», который нам помогает. Особые дети – это испытание, скорее, для самих родителей, определенная школа смирения для них. Самое главное тут – не отчаиваться. Такое испытание дается вне зависимости от воцерковленности. И в священнической семье есть проблемы: это должно быть примером людям, чтобы не было лазейки унынию. Мы же не имеем «депутатской неприкосновенности» в этом вопросе. С такими детишками необходимо много терпения. Вообще говоря, они – обычные дети. По характеру развиваются как все: то же упрямство, характер – всё это присутствует. А вот физическое развитие запоздалое – ребенок не может пока говорить, нормально ходить, ему сложно есть. Если ему что-то не нравится, может скандалить, настаивает на своем.
– А как вы его успокаиваете?
– Вот здесь уже надо прилаживаться. Понятно, что потакать во всем нельзя. Такие дети на всю жизнь остаются в семье. Редко бывает, когда они могут самостоятельно жить. Они вырастают, им прививают определенные навыки. Самая большая задача – это привить самостоятельность: чтобы смог сам есть, обслуживать себя. У них у всех разное развитие – не бывает какого-то шаблона. Кому-то получается даже несложную профессию освоить. В любом случае, для Церкви такой Божий человек всегда нужен. Он и на службе всегда сможет чем-то самым простым помочь. В духовном плане нашей семьи это нужно. Мне пока сложно сказать. Я знаю, что некоторые люди стараются понять причину: за что это. А я считаю, что нет смысла искать и копаться, почему так вышло, кто нагрешил. Для чего-то это нужно. Таков Промысл Божий. Здесь наша задача – смириться. Конечно, воспитывать непросто. Значит, это необходимо для родителей. Нам сложно понять и оценить, для чего, но видимо для чего-то нужно. Дано, чтобы мы росли и духовно развивались.
– Отец Михаил, благодарим вас за откровенный разговор, за то, что затронули животрепещущие темы и проблемы, с которыми сталкиваются многие люди.
– В завершение нашей беседы хотел бы заметить, что на каждом этапе своего развития – будь то юность или зрелый возраст – человек всегда находит в Писании что-то свое, необыкновенную глубину. Сегодня видит одно, а завтра – уже большее, приобретая жизненный опыт. Сами слова Господа оказывают необыкновенную поддержку нашему сердцу, помогают пережить какие-то ситуации. На самом деле всё промыслительно. Господь решил, что так нужно для нашего собственного укрепления. Самое главное – принимать всё с послушанием, с верой, полагаться на Промысл Божий, не искать своей воли, так как мы не знаем, как лучше будет, – только Бог все видит. Спаси, Господи, и сохрани всех православных христиан! Особенно тех, которые находятся в затруднительных жизненных ситуациях. За все благодарим Господа. Все дается нам в укрепление. Это необходимо помнить каждому и утешаться.
Со священником Михаилом Семеновым беседовала Елена Хомулло.