пятница, 4 августа 2017 г.

5 августа / 23 июля - празднование иконы Божией Матери, именуемой "Всех скорбящих Радость" (с грошиками) (1888)


          Богоматерь, образ Церкви, изображена здесь, как исцеляющая Странница, не имеющая ни посоха, сумы, ни хлеба, ни серебра, ни двух одежд (Лк. 9:3) – всё, что имела, раздала Она, и стала совершенной (Мф.19:21). Это – странствующая в мире Церковь, нищая, но всех обогащающая (2 Кор.6:10).Она – в столичном граде, но не вхожа в Летний Сад и на «бульвар» – Невский проспект, где гуляют «благородные кавалеры с дамами». Её не пускают туда – как не пускали и блаженную Ксению… Её место – на рабочей окраине, и всё её имение роздано нагим, больным и нищим, которых нашла она на дорогах и под изгородями (Лк.14:23).
          Всех их, забытых и брошенных, нищих и бомжей, не умеющих жить, и прочих лузеров, которых не пускают «на бульвар», призывает, зовет Церковь, убеждает придти и наполнить дом Сына Божия, придти на брак и вечерю великую.
          Она зовет всех вкусить хлеба и вина Премудрости (Притч.9:1-6)– и раздает воду жизни даром (Откр. 22:17). Прост наряд её – так же просто одевались царственные и благородные жены и вдовы, когда навещали в приютах и госпиталях больных и раненых.
Церковь – нищая странница в мире –
Как скала, как стрела – от алеф и до тав,
по кирпичным дорогам, по тропам меж трав,
среди странствий своих ткёт червленую нить,
смеет тварей Господних с ладони кормить –
что о крыльях, копытах и многих очах,
что поя, вопиют, и взывают, крича,
бесприютна, бездомна, седа и юна,
неприступная, словно в огне купина….

          …Удар молнии в кружку с грошиками, принесенными как пожертвование, вдовицами и бедняками в храм, – как сияющее явление Бога Живого в нищете этого мира с его роскошными садами и бульварами, камением и зданиями (Мк.13:1). Ведь Христос Воскресший, несущий раны от смерти Крестной на теле Своем, тоже сравнивается в византийских гимнографических текстах с молнией.
          Древние верили, что от удара молнии в раскрытые створки раковины, лежащей на самой глубине вод морских, вод бездны, таинственно зарождается жемчуг, и этот образ приводил преп. Ефрем Сирин, когда говорил о таинственном Рождестве Сына Божия. Рожденный от Духа Свята и Марии Девы, Он пришел для того, чтобы потом путем крестным сойти во ад и божественной молнией осветить его темные, беспросветные глубины. Он осветил все его углы, ища человека – каждого человека, без сарказма Диогена, но с величайшим состраданием к людям – потерянным неудачникам перед Богом Живым.
           Для Бога неважно, что люди стали неудачниками, и, промахнувшись, (а грех – это по-гречески «промах», «амартия») не попали в цель. Он стал совершенным Человеком, Он попал в цель вместо них – чтобы никто более не промахивался. Новое человечество собрано вокруг Него – символом этого были двенадцать Его апостолов, символизировавшие двенадцать колен Израилевых.
          …Икона Богоматери, висящая на шнурке, от удара грома опустилась со стены вниз, к людям, и двенадцать монет остались навек запечатленными на ней. На главе Богоматери – белый плат. Церковь Его – та жемчужина, за которую все отдал Сын Божий (Мф.13:45; Филипп. 2:7)
          И обрёл Он Церковь Свою, и она возлюбила Его, и странствует, нищая, за Ним, Нищим Странником – куда бы Он ни пошёл (Откр.14:8).
          И копейка с изображением святого великомученика Георгия Победоносца, та самая, которую –единственную! – брала в милостыню блаженная Ксения, бездомная странница Петрова града, есть символ победы Христа и свободы Его Невесты – Церкви.
          Здесь нет больше разделения на тех, кого пускают в Летний Сад, и кого гонят прочь – ибо здесь во всём и везде Христос Бог, разрушающий все преграды.
          Она, Церковь Его, взирает на барыню и нищенку, на бомжа и менеджера, приходящих к Нему в своей великой беспросветной нищете. И раздает она, Церковь, Христа – ибо ничего у нее нет, лишь только Сам Христос, Сын Божий.

Освободив потоки вод,
Замки срывая с рек,
Он собирает хоровод,
Неистовый Хорег!

Но кто за Ним дерзнет пойти,
Сквозь свет и синеву –
Пить от потока на пути
И вознести главу?

Подаст Он ланям водопой,
Замки срывая с рек –
Веселый Странник, Бог Живой,
Убитый Человек.

Но – посмотри! – средь света дня
Зовет Он в хоровод!
Не опалит Его луна,
И солнце не ожжет.

Лишь Серафим со взмахом крыл,
что светел, синь и ал,
в смятенье помнит, как Он жил
и как Он умирал.

Но – не дано теперь прервать
Веселый путь Его!
…Лишь Сам Себя Он может дать,
А больше – ничего.

Его рука раздвинет рожь,
Пронзенная гвоздьми,
И, хоть охватит сердце дрожь,
Но – хлеб из рук возьми!

Освободив потоки вод,
Замки срывая с рек,
Он созывает хоровод,
Неистовый Хорег!

Автор: Ольга Шульчева-Джарман
Икона Всех скорбящих Радосте (с грошиками) была перенесена в 1946 году из Спасо-Преображенского собора в Троицкую церковь (Кулич и Пасха) г. Санкт-Петербурга