воскресенье, 23 февраля 2014 г.

Неделя мясопустная, о Страшном Суде

          Славянский термин "мясопуст" (греч. апокрэос, лат. carnis privium – лишение мяса) означает прекращение вкушения мяса. Так в православном календаре именуется воскресенье за 56 дней до Пасхи. У наших братьев католиков этому церковному богослужебному термину соответствует хорошо всем нам знакомое «веселое» слово карнавал (от средневекового латинского carne и vale, буквально – "прощай, мясо!"). Продолжительность карнавального периода в разных странах неодинакова, но завершается он в "Пепельную среду", с которой и начинается западный Великий пост. Пеплом, окропленным святой водой, священник проставляет на лбу верующего крест или просто посыпает главу пеплом со словами: "Помни, человек: ты – прах и в прах обратишься!" Лишь в этом мы равны в нашем несправедливом мире.
          В православном календаре всё сложнее. Здесь за мясопустом следует еще одна неделя (седмица) – "сырная", или, по народному, – "масленица". Строго соблюдающие диетическую сторону поста уже отказались от мяса и едят только яйца и молочные продукты (откуда и название этой недели). В этом – последняя ступень подготовительного воздержания.
          Образованный христианин должен знать, что масленица – праздник совсем не христианский! Напротив – это древний языческий праздник проводов зимы; согласно пословице: «Масленицу провожаем, света солнца ожидаем». Это – своеобразный «северный карнавал», вакханалия, сопровождающаяся необузданным весельем, драками, играми и хмельными пирами (а дохристианские времена – даже человеческими жертвоприношениями). Поэтому суровый голос Святой Церкви, возвещая о Страшном Суде, зовет к покаянию и предостерегает от языческой ментальности, до сих пор присутствующей в народном сознании.
          После крещения Руси "отменить" масленицу так и не смогли, а потому постарались хотя бы отчасти "христианизировать": вынужденно включили в богослужебный календарь и совместили с последней подготовительной неделей перед Великим постом. При этом обычай поминать на тризне предков блинами был переосмыслен как заговенье – праздничную трапезу накануне поста.
Сырная седмица или масленица?
          "Сырная седмица – преддверие и начало поста" (святитель Тихон Задонский)
          Церковный календарь именует последнюю седмицу (неделю) перед Великим постом сыропустной, народ – масленицей. Строго соблюдающие великопостную диету уже отказались от мяса и едят только яйца и молочные продукты (откуда и ее название). В этом – последняя ступень подготовительного воздержания.
          Смысл этой седмицы – в постепенном переходе от обыденной жизни к великопостным подвигам, которые, конечно же, у каждого христианина свои и определяются его полом, возрастом, состоянием здоровья или профессией. В среду и пятницу даже не совершается Божественная Литургия, а службы суточного цикла, содержащие и покаянную молитву преподобного Ефрема Сирина, почти соответствуют великопостным. Всё это – "светлые предпутия поста"!
          Но народ – не только «простой» и «необразованный» – до сих пор проводит это «начало умиления и покаяния» вполне по-язычески – в шумных гуляньях и сомнительных забавах. Вспомним хрестоматийное изображение масленицы в фильме «Сибирский цирюльник» Никиты Михалкова. Многие относятся к этим картинкам прошлого с ностальгическим придыханием и всерьез считают, что так и нужно: напиться до безобразия, слопать (простите за откровенность!) как можно больше блинов, стараясь не умереть от заворота кишок (что действительно случалось), разбить ближнему нос или вывихнуть челюсть, а потом "покаяться", попариться в Чистый понедельник в баньке и с чувством хорошо исполненного "православного долга" бухать земные поклоны. Но ведь это совсем не христианская, а языческая разгульная обрядность, во многом искусственно возрождаемая сейчас под видом возвращения к «народным традициям». Очевидно, многим хочется вернуться непременно к дохристианским «национальным истокам».
          Неудивительно, что нашу страну, в которой за девять столетий не смогли утвердиться хотя бы элементарные нормы христианской морали и поведения, постигли такие тяжкие наказания в XX столетии. И вместо того, чтобы "на себя оборотиться", люди готовы перекладывать вину на мифических врагов. Здесь есть над чем задуматься, особенно в преддверии Великого поста.
Автор: Юрий Рубан