суббота, 8 марта 2014 г.

Торжество Православия — торжество здравого смысла

          Первое воскресенье Великого поста именуется неделей "Торжества Православия". К сожалению, в настоящее время термин "православие" зачастую несет в себе опасный оттенок исключительности и "монопо­лии на истину", а иными понимается в плане географическом или даже этническом. Это опасное заблуждение. В древности этот термин (греч. ортходоксиа) фиксировал некое духовное и интеллектуальное чувство меры, необходимое для сохранения основных принципов новой религии – Христианства, пришедшего на смену греко-римскому язычеству.
          Сам праздник Торжества Православия возник в 843г. в связи с окончательной победой над ересью иконоборчества (осужденного еще на VII Вселенском соборе в 787г.), но содержание его гораздо шире. Греческое слово ересь (хайресис) переводится как "взятие", "завоевание", "выбор" и означает предпочтение одного ради отказа от всего остального. «В слове ересь, – указывал известный православный мыслитель, – содержится идея односторонности, какого-то прямолинейного сосредоточения на одномиз многих возможных утверждений. Православие вселенско, а ересь – по существу своемупартийна. Дух секты есть вытекающий отсюда эгоизм, духовная отъединенность: одностороннее положение ставится на основание безусловной Истины...» [1]. Ереси христианского Востока – арианство, несторианство, монофизитство, монофелитство, – посягали на самое дорогое в христианстве – Боговоплощение, Богочеловечество, а тем самым – на принцип, лежащий в основе всей христианской жизни с ее гармоничным сочетанием небесного и земного, церковного и светского. Борцы за Православие находили поддержку и приют в здравомыслящем Риме, почти не затронутом этими экстатическими движениями.
          Наконец, развязанное византийскими императорами в VIII в. гонение на иконописные и скульптурные изображения Иисуса Христа, Богоматери и святых стало продолжением этой агрессивной монофизитской односторонности. Попытки догматического обоснования иконоборчества (на иконоборческом соборе 754г.) означали отказ от веры в возможность реального воплощения на земле образов Божественного мира, доступного взорам духовно чутких и одаренных людей. В случае победы иконоборчества во всем христианском мире у нас не было бы ни византийских и древнерусских мозаик и фресок, ни "Троицы" Андрея Рублева, ни "Давида" Микеланджело, ни "Тайной Вечери" и "Мадонны" Леонардо да Винчи, ни творений божественного Рафаэля... Не было бы великого искусства, без которого мы не мыслим себе наше существование и которое является едва ли не основным вкладом христианского человечества в мировую художественную сокровищницу.
          Посвятив воспоминанию победы над разрушительными тенденциями византийских ересей именно первое воскресенье Великого поста, Церковь еще раз подчеркнула свою уникальную – спасительную и сози­дательную – роль в мировой истории.

[1] Флоренский П., свящ. Столп и утверждение истины . М., 1914, с. 161. Здесь нелишне вспомнить, что латинское pars (наше слово "партия" образовано от его корневой основы) переводится как "часть", "доля", "отделение", то есть, как и слово ересь, указывает на часть от целого, некую ограни­ченность! Особенности «партийного сознания» нам хорошо известны.

Автор: Юрий Рубан