вторник, 8 сентября 2015 г.

26 августа/8 сентября - память преподобного Адриана Ондрусовского чудотворца


         "Ко­гда Го­су­дарь наш Алек­сандр I, по­бе­див гор­до­го На­по­лео­на, уви­дал, как рус­ский на­род по­стра­дал от вой­ны, ни­ще­ты и убо­же­ства, он глу­бо­ко при­за­ду­мал­ся. Взал­ка­ла ду­ша его по Прав­де Бо­жи­ей и стал он ис­кать ду­хо­нос­но­го стар­ца, чтобы по­ве­дать ему тос­ку свою. С этой це­лью по­бы­вал он на Ва­ла­а­ме и од­на­жды, объ­ез­жая Оло­нец­кие при­де­лы, узнал от слу­чай­но по­пав­ше­го­ся по до­ро­ге про­сто­лю­ди­на, что Он­дру­со­ва пу­стынь ря­дом. Как про­стой стран­ник при­пал он к гроб­ни­це пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Адри­а­на и, узнав его жи­тие, по­ра­зил­ся же­сто­ко­сти убий­цы и сле­зу цар­скую про­лил Бла­го­сло­вен­ный. С груст­ной ду­мой уехал царь, а поз­же при­слал свя­щен­ные со­су­ды и бо­го­слу­жеб­ные кни­ги, ис­пра­ши­вая бра­тию за него мо­лить­ся. Это бы­ло в 1819 го­ду, а через 6 лет он сам уда­лил­ся от ми­ра, про­ся у Гос­по­да по­стра­дать ис­ку­пи­тель­ной жерт­вой как за се­бя, так и за греш­ный рус­ский на­род свой, па­мя­туя пра­вед­ную кон­чи­ну прп. Адри­а­на.
    
 «По­ем твоя ми­ло­сти и чу­де­са, пре­по­добне от­че наш Адри­ане: вы­ну бо и по от­ше­ствии сво­ем нас не остав­ля­е­ши, всем бо по­треб­ная во спа­се­ние ско­ро по­да­е­ши, бо­лез­ни и скор­би на­ша незри­мее вра­чу­е­ши…» Из Ака­фиста прп. Адри­а­ну. Икос 12

1. Внук Ва­ла­а­ма
          Пре­по­доб­ный Адри­ан, уче­ник прп. Алек­сандра Свир­ско­го, в 1520 го­ду стал ос­но­ва­те­лем мо­на­сты­ря в честь Свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца, рас­по­ло­жен­но­го на бе­ре­гу Ла­дож­ско­го озе­ра, неда­ле­ко от Олон­ца.
          Ро­ди­те­ли се­го Бо­го­из­бран­но­го от­ро­ка, прп. Адри­а­на, жи­ли в пре­де­лах «мос­ков­ской стра­ны» и про­ис­хо­ди­ли из име­ни­то­го бо­яр­ско­го ро­да За­ва­ли­ши­ных. По рож­де­нии же­ла­е­мо­го от­ро­ка, они на­рек­ли ему во свя­том кре­ще­нии имя Ан­дрей. Воз­ра­до­вав­шись, и про­слав­ляя Бо­га, ро­ди­те­ли вос­пи­ты­ва­ли сы­на сво­е­го «в стра­се Бо­жи­ем и Церк­ви Свя­тей в по­слу­ша­нии».
          Воз­му­жав ра­но, по­сту­пил Ан­дрей на служ­бу при дво­ре Ве­ли­ко­го кня­зя Иоан­на III Ва­си­лье­ви­ча (1462-1505). В Обо­неж­ской пя­тине, неда­ле­ко от ре­ки Сви­ри он имел бо­га­тое ро­до­вое име­ние, ко­то­рое на­хо­ди­лось на ме­сте ны­неш­ней де­рев­ни Кон­ду­ши (Ан­дре­ев­щи­ны) Ло­дей­но­поль­ско­го рай­о­на. Ча­сто бы­вав­ше­му в этих ме­стах Ан­дрею суж­де­но бы­ло Про­мыс­лом Бо­жи­им стать пер­вым, кто по­встре­чал прп. Алек­сандра Свир­ско­го в дре­му­чих ле­сах При­сви­рья.
          Охо­тясь од­на­жды, по обык­но­ве­нию, со сво­ей дру­жи­ной в ле­су неда­ле­ко от сво­е­го по­ме­стья, Ан­дрей по­гнал­ся за оле­нем. Увлек­шись охо­той, он да­ле­ко ото­рвал­ся от сво­их дру­зей и очу­тил­ся один в ди­ком незна­ко­мом ме­сте. Олень по­след­ний раз по­ка­зал­ся чуть впе­ре­ди и ис­чез. Вид­но, не за этой до­бы­чей при­вел Гос­подь быст­ро­го охот­ни­ка в столь глу­хие ме­ста. Ан­дрей вдруг «уви­дел ма­лень­кую хи­жи­ну и око­ло нее сле­ды ног че­ло­ве­че­ских… Прп. Алек­сандр вы­шел ис­пу­ган­ный, ду­мая, что пе­ред ним сто­ит дух, так как до это­го вре­ме­ни он не ви­дел ни од­но­го че­ло­ве­ка в этой пу­сты­ни» – так по­вест­ву­ет его древ­нее жи­тие.
          Та­ко­ва бы­ла пер­вая встре­ча (ок. 1492 г.) сми­рен­но­го пу­стын­ни­ка, прп. Алек­сандра Свир­ско­го, с юным ца­ре­двор­цем, став­шим вско­ре его уче­ни­ком. Из бе­се­ды с пре­по­доб­ным Ан­дрей узнал о мно­гих его ду­хов­ных по­дви­гах и тру­дах, по­сле че­го и ска­зал ему: «Да бу­дет те­бе из­вест­но, что и преж­де, ко­гда я вы­хо­дил на охо­ту в эту пу­сты­ню, то мно­го раз ви­дел про­тив это­го ме­ста или столп ог­нен­ный, или же Бо­же­ствен­ное си­я­ние, а ино­гда как бы дым свет­лый вос­хо­дил от зем­ли к небу. Мно­го раз я на­ме­ре­вал­ся дой­ти до се­го ме­ста и узнать, что это бы­ли за яв­ле­ния, но не мог это­го сде­лать, по­ка не бла­го­сло­вил Бог. Те­перь, по во­ле Его, до­шел и спо­до­бил­ся ви­деть твою свя­ты­ню».
          По­сле этой встре­чи Ан­дрей ча­сто при­хо­дил к прп. Алек­сан­дру со сво­и­ми слу­га­ми, при­но­ся про­пи­та­ние со­брав­шей­ся око­ло свя­то­го му­жа бра­тии. На­ве­щая пре­по­доб­но­го и слу­шая его на­став­ле­ния, Ан­дрей всею ду­шой по­лю­бил ино­че­ский об­раз жиз­ни и спу­стя неко­то­рое вре­мя, «аще и млад был бо­ярин, и от Ве­ли­ко­го кня­зя лю­бим», оста­вил двор­цо­вую служ­бу,«име­ния мно­га раз­дал еси», и при­шел к прп. Алек­сан­дру Свир­ско­му. Жи­вя ря­дом со сво­им учи­те­лем и во всем бе­ря с него при­мер, Ан­дрей по­знал ино­че­ское жи­тие. В то вре­мя пре­по­доб­ный еще не вос­при­нял бла­го­да­ти свя­щен­ства. Ви­дя в сво­ем юном уче­ни­ке рев­ность к ино­че­ским по­дви­гам, прп. Алек­сандр бла­го­сло­вил его ид­ти на Ва­ла­ам.
          На Ва­ла­а­ме Ан­дрей про­вел несколь­ко лет. Со­крыв знат­ность сво­е­го ро­да за глу­бо­ким сми­ре­ни­ем, он жил очень про­сто, бед­но и во всем имел по­слу­ша­ние к на­сто­я­те­лю и бра­тии. По­сле про­дол­жи­тель­но­го ис­ку­са Ан­дрей спо­до­бил­ся ве­ли­ко­го ан­гель­ско­го об­ра­за и в по­стри­ге был на­ре­чен Адри­а­ном, в честь пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Адри­а­на.
          Вос­при­няв ан­гель­ский об­раз, прп. Адри­ан еще бо­лее уси­лил свои по­дви­ги, «по­стом ис­то­чи­вый пло­ти страст­ная, мо­лит­вою про­све­ти­вый ду­шу свою, тру­ды мно­ги­ми празд­но­сти гу­би­тель­ныя бе­га­вый». Его ис­крен­но по­лю­би­ли на­сто­я­тель и бра­тия оби­те­ли, чем он силь­но тя­го­тил­ся, из­бе­гая люд­ско­го по­чи­та­ния. Ис­про­сив бла­го­сло­ве­ние у сво­е­го на­став­ни­ка, прп. Алек­сандра Свир­ско­го, на пу­стын­но­жи­тие и по­ки­нув Ва­ла­ам, прп. Адри­ан по­се­лил­ся в ди­ком ме­сте на по­лу­ост­ро­ве, на во­сточ­ном бе­ре­гу Ла­дож­ско­го озе­ра. И хо­тя не так и силь­но уда­ле­на бы­ла пу­стынь­ка его от на­се­лен­ных пунк­тов, но по­пасть ту­да бы­ло непро­сто. С су­ши путь пре­граж­да­ли топ­кие бо­ло­та.
          На но­вом ме­сте прп. Адри­ан по­стро­ил убо­гую хи­жи­ну, хоть как-то укры­ва­ю­щую от до­ждя и сне­га, в ко­то­рой мо­лил­ся Бо­гу, пе­ре­но­ся днев­ной зной и ноч­ной мрак с бла­го­ду­ши­ем, от­го­няя все на­пад­ки де­мо­нов и стра­хо­ва­ния.

2. Прп. Ки­при­ан Сто­ро­жен­ский
          Од­на­ко Про­мы­сел Бо­жий был иным. Не остал­ся он и на но­вом ме­сте в без­вест­но­сти. Вско­ре по­тя­ну­лись к нему лю­ди. При­няв это как Бо­жие бла­го­сло­ве­ние, прп. Адри­ан стал при­ни­мать бра­тию. Со вре­ме­нем они по­стро­и­ли церк­ви в честь Свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца и Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.
          Нелег­ко бы­ло на но­вом ме­сте. Глу­хие ле­са при­вле­ка­ли не толь­ко ис­ка­те­лей без­мол­вия и мо­лит­вы. Неда­ле­ко от ме­ста, где по­се­ли­лись лю­би­те­ли без­мол­вия, на­хо­дил­ся ост­ров Са­ла, яв­ляв­ший­ся убе­жи­щем шай­кой раз­бой­ни­ков, про­мыш­ляв­ших на Ла­дож­ском озе­ре. Са­мо на­зва­ние Он­дру­сов­ский мыс по­лу­чил от име­ни пред­во­ди­те­ля раз­бой­ни­ков Он­дру­са (на мест­ном на­ре­чии Он­друс зна­чит Ан­дрей). Встре­тив­шись од­на­жды с прп. Адри­а­ном, ата­ман при­гро­зил ему смер­тью, ес­ли тот не по­кинет этих мест, ле­жав­ших око­ло его ло­го­ва. Скорб­но бы­ло пре­по­доб­но­му рас­стать­ся с ме­стом, бла­го­слов­лен­ным ему на жи­тель­ство свя­тым его на­став­ни­ком. Он умо­лял го­ни­те­ля оста­вить мир­ное убе­жи­ще тру­же­ни­кам Бо­жи­им. Не имея ни се­реб­ра, ни зла­та, чтобы пред­ло­жить вы­куп раз­бой­ни­ку, прп. Адри­ан обе­щал ему хо­да­тай­ство­вать о нем в сво­их мо­лит­вах пе­ред Гос­по­дом, со­ве­туя ему при том оста­вить па­губ­ный про­мы­сел. Раз­бой­ник, не по­ни­мая пу­стын­ни­ка, по­сме­ял­ся сло­вам его, но по­том, Бо­жи­им про­из­во­ле­ни­ем, сле­зы Адри­а­на смяг­чи­ли оже­сто­чен­ное серд­це гра­би­те­ля и от­шель­ни­ки бы­ли остав­ле­ны им в по­кое.
          В дру­гой сто­роне, на ка­ме­ни­стом Сто­ро­жен­ском мысу, в устье ре­ки Сви­ри оби­та­ла дру­гая шай­ка раз­бой­ни­ков. Слу­чи­лось од­на­жды столк­нуть­ся им друг с дру­гом. Он­друс и его лю­ди бы­ли по­беж­де­ны. Ата­ма­на свя­за­ли и бро­си­ли в лод­ку. В ожи­да­нии смер­ти он вспом­нил сло­ва пре­по­доб­но­го и горь­ко рас­ка­ял­ся в преж­нем об­ра­зе сво­ей жиз­ни. И ми­ло­серд­ный Бог при­нял ис­крен­нее по­ка­я­ние раз­бой­ни­ка. Вдруг ви­дит ата­ман пе­ред со­бой недав­но по­ми­ло­ван­но­го им игу­ме­на, ко­то­рый го­во­рит ему: «По ми­ло­сти Гос­по­да, ра­ди Ко­то­ро­го про­си­ли у те­бя по­ща­ды пу­стын­но­му брат­ству, ты сво­бо­ден». И ис­чез… Ата­ман оч­нул­ся на бе­ре­гу без оков. По­тря­сен­ный слу­чив­шим­ся, он от­пра­вил­ся в оби­тель и, при­пав к сто­пам прп. Адри­а­на, сми­рен­но мо­лил его о про­ще­нии. Рас­ска­зав о про­ис­шед­шем с ним, Он­друс с удив­ле­ни­ем узнал, что ко­гда он свя­зан­ный ле­жал в лод­ке, игу­мен мо­лил­ся с бра­ти­ей в хра­ме и ни­ку­да не вы­хо­дил. Прп. Адри­ан ни­сколь­ко не был удив­лен рас­ска­зом и разъ­яс­нил, что при­чи­на чу­ду не он, а си­ла Бо­жия, вспо­мо­ще­ству­ю­щая по мо­лит­вам ра­бо­та­ю­щих Ему. Так, ра­ди спа­се­ния по­ги­бав­шей ду­ши раз­бой­ни­ка, бы­ло яв­ле­но чу­до Бо­жие, со­вер­шав­ше­е­ся и у мно­гих дру­гих свя­тых по­движ­ни­ков, – бла­го­да­тию Бо­жи­ей на­хо­дить­ся од­новре­мен­но в раз­ных ме­стах.
          Остав­шись в оби­те­ли, Он­друс окон­чил свою жизнь в по­ка­ян­ных тру­дах. Быть мо­жет, и зо­вет­ся оби­тель прп. Адри­а­на Он­дру­сов­скою по ме­сту ос­но­ва­ния ее в «он­дру­сов­ских» ме­стах, как мог­ли на­зы­вать­ся они в про­сто­на­ро­дье, из-за дол­го­го пре­бы­ва­ния там ата­ма­на Он­дру­са с шай­кой раз­бой­ни­ков, имя ко­то­ро­го про­сла­ви­лось, ко все­му про­че­му, неожи­дан­ным для всех по­ка­я­ни­ем ата­ма­на и вне­зап­ным ухо­дом его в мо­на­стырь.
          По­бе­ди­тель Он­дру­са и сви­де­тель непо­нят­но как ис­чез­нув­ше­го, уже по­вер­жен­но­го и свя­зан­но­го вра­га, вско­ре так­же рас­ка­ял­ся, оста­вив свой злой про­мы­сел, со сле­за­ми по­ка­я­ния при­шел к прп. Адри­а­ну. На ме­сте преж­не­го раз­бой­ни­чье­го убе­жи­ща он ос­но­вал Сто­ро­жен­скую оби­тель в честь Свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца и вско­ре при­нял по­стриг с име­нем Ки­при­ан, ве­ро­ят­но от ру­ки сво­е­го учи­те­ля – игу­ме­на Адри­а­на. Был он в раз­бое ли­хим ата­ма­ном, в по­ка­я­нии стал не ме­нее рев­ност­ным по­движ­ни­ком и про­сла­вил­ся в на­ро­де чу­до­тво­ре­ни­я­ми. По­чил прп. Ки­при­ан в 1498 го­ду. Па­мять прп. Ки­при­а­на Сто­ро­жен­ско­го со­вер­ша­ет­ся в день празд­но­ва­ния Со­бо­ра Ка­рель­ских свя­тых и Со­бо­ра Санкт-Пе­тер­бург­ских и Ла­дож­ских свя­тых.
3. Он­дру­сов­ская оби­тель
          Оби­тель прп. Адри­а­на быст­ро стро­и­лась. О бо­го­угод­ной жиз­ни пу­стын­ни­ков Он­дру­сов­ской пу­сты­ни вско­ре узна­ли и при Ве­ли­ко­кня­же­ском дво­ре. Ве­ли­кий князь Ва­си­лий III Иоан­но­вич (1505-1534) жа­лу­ет им осо­бой гра­мо­тою ми­ло­сты­ню из сво­ей каз­ны, по­веле­вая вы­да­вать ее, «пе­ре­сту­пая через два го­да на тре­тий без­во­ло­кит­но», и вме­сте с этим вос­пре­ща­ет сво­им на­мест­ни­кам брать по­шли­ны с мо­на­стыр­ских лов­цов и рыб­ных то­ней. Царь Иоанн IV Ва­си­лье­вич Гроз­ный (1534-1584) под­твер­дил гра­мо­ту ро­ди­те­ля сво­е­го и так­же по­жа­ло­вал игу­ме­ну с бра­ти­ей на Ла­дож­ском озе­ре рыб­ные то­ни: Вящ­ни­щи, Га­чу, Ути­щу и Чун­бу­ру.
          В 1546 г. царь Иоанн Ва­си­лье­вич осо­бой гра­мо­той по­ве­лел дья­кам нов­го­род­ским: «С Рож­де­ства Хри­сто­ва с год на год вме­сто ми­ло­сты­ни дать: игу­ме­ну 5 ко­ро­бей ржи, 5 ко­ро­бей ов­са, да 2 пу­да со­ли, да грив­ну нов­го­род­ских де­нег; на 15 бра­тов на бра­та по 2 ко­ро­ба ржи, по 2 ко­ро­ба ов­са, до по пу­ду со­ли, да по 2 ал­ты­на де­нег; да Пре­чи­стой и Ни­ко­ле Чу­до­твор­цу 2 пу­да ме­ду на ка­нун, по 2 пу­да вос­ка на све­чи, да пять ко­ро­бей пше­ни­цы на про­сви­ры». Про­шло око­ло трех де­ся­ти­ле­тий со дня ос­но­ва­ния оби­те­ли, и во­круг на­сто­я­те­ля ее – игу­ме­на Адри­а­на в пу­стын­ном но­вом ме­сте со­бра­лось уже не ме­нее 15-ти че­ло­век бра­тии.
          По­след­нее жа­ло­ва­ние ца­ря по­чти обес­пе­чи­ло су­ще­ство­ва­ние пу­сты­ни. Устро­ив все в оби­те­ли бла­го­об­раз­но и по чи­ну, на­сто­я­тель ее в 1549 г. от­пра­вил­ся в Моск­ву. Од­но из со­хра­нив­ших­ся древ­них пре­да­ний по­вест­ву­ет о не обыч­ном, а чу­дес­ном по­яв­ле­нии прп. Адри­а­на в сто­ли­це.
          Пре­столь­ный град был то­гда в ожи­да­нии раз­ре­ше­ния от бре­ме­ни доб­ро­де­тель­ной ца­ри­цы Ана­ста­сии Ро­ма­нов­ны. Чтобы упро­чить дол­го­ден­ствие и здра­вие ожи­да­е­мо­го мла­ден­ца, бо­яре, ру­ко­вод­ству­ясь древним суе­ве­ри­ем, со­ве­то­ва­ли ца­рю взять в вос­при­ем­ни­ки пер­во­го по­пав­ше­го­ся на­встре­чу пут­ни­ка и во из­бе­жа­ние несчаст­ли­вой, по пред­рас­суд­ку, встре­чи с мо­на­хом от­дан был при­каз, чтобы ни один чер­но­ри­зец, под стра­хом смерт­ной каз­ни, не смел по­ка­зы­вать­ся на ули­цах мос­ков­ских, по­ка не бу­дет со­вер­ше­но свя­тое кре­ще­ние цар­ствен­но­го мла­ден­ца.
          В ночь на 1-ое ав­гу­ста 1549 го­да царь Иоанн Ва­си­лье­вич был об­ра­до­ван рож­де­ни­ем до­че­ри. Дер­жав­ный ро­ди­тель по­ве­лел немед­лен­но при­ве­сти с ули­цы пер­во­го встреч­но­го. Ед­ва по­слан­ный вы­шел из цар­ских па­лат – с ужа­сом уви­дел пред со­бою пре­ста­ре­ло­го ино­ка! Услы­шав о встре­че, царь по­тре­бо­вал к се­бе ослуш­ни­ка его при­ка­за­ний. Ко­гда его вве­ли в цар­ские по­кои, при­бли­жен­ные ца­ря узна­ли в чер­но­риз­це бо­яри­на За­ва­ли­ши­на. За­по­до­зрив, что все под­стро­е­но спе­ци­аль­но, царь раз­гне­вал­ся и за­кри­чал: «Как же ты, ока­ян­ный, по­за­быв про свой ино­че­ский чин, со­гла­сил­ся участ­во­вать в этом умыс­ле?» Прп. Адри­ан от­ве­чал с без­мя­теж­ным спо­кой­стви­ем: «Ве­ли­кий Го­су­дарь! По­ве­ли спра­вить­ся: еще вче­ра я был за сто с лиш­ним по­прищ от пре­столь­но­го тво­е­го гра­да и сам недо­уме­ваю, как те­перь очу­тил­ся здесь!» По­сла­ны бы­ли гон­цы в ука­зан­ное стар­цем ме­сто. Сло­ва его под­твер­ди­лись, и царь ура­зу­мел в этом со­бы­тии Про­мы­сел Бо­жий. Бла­го­го­вея пред свя­той его жиз­нью в ино­че­стве, о ко­то­рой он уже на­слы­шал­ся, царь удо­сто­ил прп. Адри­а­на че­сти быть вос­при­ем­ни­ком, вме­сте со стар­цем Ген­на­ди­ем Ко­стром­ским, но­во­рож­ден­ной ца­рев­ны Ан­ны.
4. Воз­хож­де­ние стра­да­ни­ем
          На об­рат­ном пу­ти из Моск­вы Гос­подь су­дил бла­жен­но­му стар­цу окон­чить зем­ное по­при­ще му­че­ни­че­ской смер­тью и стя­жать ве­нец стра­сто­терп­ца. Неко­то­рые из со­сед­них жи­те­лей Он­дру­сов­ской пу­сты­ни, кре­стьяне из се­ла Об­жи, умыс­ли­ли овла­деть мни­мы­ми да­ра­ми цар­ски­ми. Трид­цать верст не до­шел прп. Адри­ан до род­ной оби­те­ли. 15-го мая 1550 го­да неда­ле­ко от се­ле­ния Об­жа на него на­па­ли раз­бой­ни­ки, ду­мая най­ти у него бо­га­тые цар­ские да­ры. Так и за­пы­та­ли до смер­ти, но ни­че­го не най­дя, бро­си­ли его те­ло в бо­ло­то.
          Дол­го жда­ла бра­тия сво­е­го игу­ме­на. Про­шло два го­да по­сле от­бы­тия его в Моск­ву. В 1551г. пре­по­доб­но­му­че­ник явил­ся но­чью в сон­ном ви­де­нии несколь­ким стар­цам Он­дру­сов­ской пу­сты­ни, по­ве­дав им о сво­ей стра­даль­че­ской кон­чине и, ука­зав ме­сто, где зло­деи скры­ли свя­тые его мо­щи, по­ве­лел по­греб­сти их в со­здан­ной им оби­те­ли. Угод­ник Бо­жий на­зна­чил да­же пу­те­во­ди­те­ля к вре­мен­ной мо­ги­ле сво­ей: бе­лый конь зем­ле­дель­ца дол­жен был при­ве­сти к ней. В ви­де­нии прп. Адри­ан ска­зал ино­кам, чтобы они, встре­тив близ се­ле­ния Об­жа кре­стья­ни­на, па­шу­ще­го на бе­лой ло­ша­ди, от­пряг­ли бы ее, пу­сти­ли на во­лю и са­ми сле­до­ва­ли за ней. Где ло­шадь оста­но­вит­ся, там и ис­ка­ли бы его мо­щи.
          На дру­гой день, 17-го мая, ло­шадь при­ве­ла ино­ков к мо­ги­ле. В смрад­ном бо­ло­те, под гру­дой мха об­ре­ли те­ло стра­сто­терп­ца нетлен­ным! Со сле­за­ми и мо­лит­во­сло­ви­ем ино­ки пе­ре­нес­ли его в пу­стынь и пре­да­ли по­гре­бе­нию под­ле се­вер­ной сте­ны церк­ви Свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. Впо­след­ствии на ме­сте по­гре­бе­ния свя­тых мо­щей бы­ла со­ору­же­на ча­сов­ня, об­ра­щен­ная по­том в цер­ковь, а в 1828 г. на ее ме­сте был воз­двиг­нут со­бор­ный храм в честь Вве­де­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во храм, где вплоть до ре­во­лю­ции 1917 го­да свя­тые мо­щи по­чи­ва­ли под спу­дом, из­ли­вая мно­го­раз­лич­ные чу­де­са и вра­чуя «неис­цель­ныя стра­сти».И по от­ше­ствии сво­ем, прп. Адри­ан оста­вал­ся незри­мым по­кро­ви­те­лем всех с ве­рою при­бе­гав­шим к нему, из­го­няя нечи­стых ду­хов, сле­пым по­да­вая зре­ние, глу­хим слы­ша­ние.
          В год об­ре­те­ния мо­щей – и, мо­жет быть, в па­мять это­го со­бы­тия – в оби­тель был по­жерт­во­ван ко­ло­кол, ве­сом при­мер­но око­ло 11-ти пу­дов. На нем име­лась над­пись: «Ле­та 7060 (1552) Сен­тяб­ря 4-го дня нов­го­ро­дец Ва­си­лий Ионин Ко­тель­ни­ков в Он­дру­со­ву пу­стынь Вве­де­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы да Свя­ти­те­лю Ни­ко­ле Чу­до­твор­цу».
          Ме­сто му­че­ни­че­ской кон­чи­ны прп. Адри­а­на бы­ло от­ме­че­но бра­ти­ей де­ре­вян­ным кре­стом. В 1873г. по мо­лит­вам прп. Адри­а­на жи­те­ли се­ла Об­жа чу­дес­ным об­ра­зом бы­ли из­бав­ле­ны от си­бир­ской яз­вы. В па­мять об этом со­бы­тии и в бла­го­дар­ность пре­по­доб­но­му на ме­сте его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны в 1882-83 гг. бы­ла по­стро­е­на ча­сов­ня с ко­ло­коль­ней. А 14-го июня, в день пе­ре­не­се­ния ико­ны прп. Адри­а­на из Он­дру­сов­ской оби­те­ли в ча­сов­ню, уста­нов­лен еже­год­ный крест­ный ход из се­ла Об­жи на свя­тое ме­сто.
          Па­мять прп. Адри­а­на празд­ну­ет­ся цер­ко­вью несколь­ко раз в го­ду:
– в день об­ре­те­ния и пе­ре­не­се­ния мо­щей – 17/30-го мая;
– в день те­зо­име­нит­ства – 26-го ав­гу­ста/8-го сен­тяб­ря;
– а так­же на Со­бор Ка­рель­ских свя­тых и Со­бор Санкт-Пе­тер­бург­ских и Ла­дож­ских свя­тых.
          В на­ро­де по­чи­та­ют­ся и дру­гие па­мят­ные дни:
– день про­слав­ле­ния – 15/28-го мая;
– день пе­ре­не­се­ния его ико­ны из оби­те­ли в ча­сов­ню, по­став­лен­ную на ме­сте об­ре­те­ния чест­ных мо­щей – 14/27-го июня.
5. Ска­за­ния о чу­де­сах прп. Адри­а­на
1. Чу­до о спа­се­нии от шве­дов
          В смут­ные вре­ме­на на­ча­ла XVII в. Ни­коль­ский Адри­а­на Он­дру­сов­ский мо­на­стырь неод­но­крат­но под­вер­гал­ся на­бе­гам шве­дов и по­ля­ков.
          Од­на­жды на боль­ших су­дах шве­ды по­до­шли к ост­ро­ву Гачь (ря­дом с Он­дру­сов­ским мо­на­сты­рем в Ла­до­ге есть це­лая ка­ме­ни­стая гря­да ост­ро­вов), рас­по­ло­жен­но­му в двух вер­стах от оби­те­ли и го­то­ви­лись вы­са­дить­ся. Вдруг со­шел силь­ный ту­ман, сквозь ко­то­рый на по­бе­ре­жье шве­ды уви­де­ли боль­шое вой­ско. Ис­пу­гав­шись неожи­дан­но по­явив­ше­го­ся мно­го­чис­лен­но­го про­тив­ни­ка, они раз­вер­ну­ли свои ко­раб­ли и уплы­ли. По­сле ухо­да ту­ман рас­се­ял­ся и на бе­ре­гу по­ка­за­лись обыч­ные бе­ре­зы. Бра­тия оби­те­ли в это вре­мя мо­ли­лись прп. Адри­а­ну и по­сле ухо­да шве­дов воз­бла­го­да­ри­ли Бо­га и Пре­по­доб­но­го, мо­лит­ва­ми ко­то­ро­го бы­ли спа­се­ны от непри­я­те­ля.
2. Чу­до о спа­се­нии игу­ме­на Ин­но­кен­тия
          Со­хра­ни­лись соб­ствен­но­руч­но со­став­лен­ные за­пис­ки игу­ме­на Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря Ин­но­кен­тия, рас­ска­зы­ва­ю­щие о чу­дес­ных об­сто­я­тель­ствах, по­сле ко­то­рых он взял­ся за бо­го­угод­ный труд вос­ста­нов­ле­ния Он­дру­сов­ской оби­те­ли.
          В ав­гу­сте 1789 го­да бла­жен­ной па­мя­ти ста­рец Ин­но­кен­тий, в чине еще иеро­мо­на­ха, с несколь­ки­ми из сво­ей бра­тии плыл Ла­дож­ским озе­ром из гор. Но­вой Ла­до­ги на Ва­ла­ам. Силь­ная бу­ря за­стиг­ла их близ Он­дру­со­вой пу­сты­ни. Лод­ки вы­ки­ну­ло на лу­ду и раз­би­ло. Бо­жи­им про­из­во­ле­ни­ем мо­на­хи оста­лись на го­лом камне невре­ди­мы. Вол­ны го­ра­ми взды­ма­лись око­ло них. Ино­ки каж­дое мгно­ве­ние жда­ли смер­ти! Бла­го­че­сти­вый ста­рец Ин­но­кен­тий мо­лил Свя­ти­те­ля Ни­ко­лая и пре­по­доб­но­му­че­ни­ка Адри­а­на пред­ста­тель­ство­вать пред Гос­по­дом об их спа­се­нии и дал обет при­нять ме­ры к вос­ста­нов­ле­нию упразд­нен­ной Он­дру­сов­ской оби­те­ли.
          С твер­дой ве­рой на за­ступ­ле­ние угод­ни­ков Бо­жи­их мо­на­хи, свя­зав по­я­са­ми несколь­ко остат­ков раз­би­той лод­ки, пу­сти­лись на этом пло­ту в бу­ше­вав­шее еще озе­ро и бла­го­по­луч­но при­плы­ли пря­мо к Адри­а­но­вой оби­те­ли.
          Спу­стя ме­сяц отец Ин­но­кен­тий спо­до­бил­ся зреть в сон­ном ви­де­нии и Свя­ти­те­ля и пре­по­доб­но­му­че­ни­ка. Они на­пом­ни­ли ему о дан­ном обе­те и пред­ска­за­ли но­вое ис­пы­та­ние. И точ­но, ров­но через год опять про­тив Он­ду­со­вой пу­сты­ни за­стиг­ла стар­ца Ин­но­кен­тия бу­ря, еще страш­нее пер­вой.
          Бы­ла ночь, гром гре­мел по­чти без умол­ка, мол­ния ослеп­ля­ла зре­ние, дождь за­ли­вал лод­ку до бор­тов и она но­си­лась по вол­нам скре­нив­шись. На­по­сле­док по­рыв вет­ра вы­ло­мал рай­ны и со­рвал па­ру­са. Сам ста­рец был два ра­за сбро­шен в озе­ро, но он не охла­ждал­ся ве­рою, мо­лил­ся и был спа­сен со все­ми сво­и­ми спут­ни­ка­ми.
3. Чу­до о спа­се­нии жи­те­лей се­ла Об­жи
          Во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны Ка­ре­лия бы­ла ок­ку­пи­ро­ва­на фин­на­ми. В 1944 г. на Ка­рель­ском фрон­те на­ча­лось боль­шое на­ступ­ле­ние со­вет­ских войск. В рай­оне се­ла Об­жа ве­лись силь­ные об­стре­лы из «ка­тюш» и ар­тил­ле­рии. Фин­ны к на­ча­лу на­ступ­ле­ния оста­ви­ли де­рев­ню. Но со­вет­ские ар­тил­ле­ри­сты это­го не зна­ли. Раз­ры­вав­ши­е­ся по­бли­зо­сти от де­ре­вен­ских до­мов сна­ря­ды страш­но гро­хо­та­ли, все за­тя­ну­ло га­рью и ды­мом. Жи­те­ли де­рев­ни в стра­хе бе­жа­ли из сво­их до­мов и вме­сте со сво­им ско­том за­лег­ли в боль­шой ка­на­ве у ре­ки.
          От силь­ных вы­стре­лов од­на ко­ро­ва ис­пу­га­лась, вы­ско­чи­ла из укры­тия и за­вяз­ла в бо­ло­ти­стом ме­сте у ре­ки Об­жан­ки. Но ни­кто из стра­ха по­гиб­нуть не вы­хо­дил по­мочь ей вы­брать­ся, по­ка не пре­кра­тил­ся об­стрел и не по­до­шли пе­ре­до­вые со­вет­ские ча­сти. Уви­дев, что жиз­ни боль­ше ни­че­го не угро­жа­ет, жи­те­ли се­ла вы­шли из сво­е­го укры­тия.
          Пе­ре­до­вые ча­сти по­шли впе­ред, а через де­рев­ню по­тя­ну­лась ве­ре­ни­ца «ка­тюш». От од­ной из них к ним по­до­шел ар­тил­ле­рий­ский ка­пи­тан и стал всмат­ри­вать­ся в ли­ца, как буд­то ко­го-то ища. Осмот­рев вни­ма­тель­но всех жи­те­лей, он спро­сил: «Где на­хо­дит­ся ста­ри­чок, весь бе­лый, с бо­ро­дой?» Ему от­ве­ти­ли, что в де­ревне та­кой не жи­вет. То­гда ка­пи­тан рас­ска­зал, что, об­стре­ли­вая рай­он на­ступ­ле­ния, они на­пра­ви­ли «ка­тю­шу» так­же и на де­рев­ню. Вдруг из ды­ма со сто­ро­ны де­рев­ни вы­шел ста­ри­чок, под­нял ру­ку, оста­нав­ли­вая стрель­бу, и ска­зал: «Здесь толь­ко мир­ные жи­те­ли». Ка­пи­тан хо­тел рас­спро­сить ста­ри­ка, ки­нул­ся к нему, а тот как в ды­му рас­та­ял. Услы­шав рас­сказ ка­пи­та­на, жи­тель­ни­ца де­рев­ни На­стя Би­би­ко­ва вы­шла впе­ред и ска­за­ла, что это их спас свя­той Адри­ан Он­дру­сов­ский.
4. Чу­до о спа­се­нии на Ла­до­ге
          В 1999 го­ду ста­ра­ни­я­ми прит­ча и при­хо­жан хра­ма Неру­ко­тво­рен­на­го Спа­са в по­сел­ке Ерой­ла на ме­сте раз­ду­шен­но­го мо­на­стыр­ско­го со­бо­ра в честь Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы был воз­двиг­нут по­клон­ный крест. Он хо­ро­шо был ви­ден с во­ды за­ли­ва и да­же при вы­хо­де из за­ли­ва в Ла­до­гу.
          Од­на­жды трое ры­ба­ков на неболь­шой лод­ке вы­шли на про­мы­сел в Ла­дож­ское озе­ро. Отой­дя уже до­воль­но да­ле­ко в Ла­до­гу, за ост­ров Са­ла, в лод­ке вдруг сло­мал­ся мо­тор. Что они ни де­ла­ли, мо­тор ни­как не хо­тел за­во­дить­ся. Под­ни­мал­ся ве­тер, вол­на би­ла о борт лод­ки, на­ме­ре­ва­ясь ее опро­ки­нуть, за­ли­ва­ло во­дой. Не имея ни­ка­кой бо­лее на­деж­ды, ры­ба­ки вспом­ни­ли о по­клон­ном кре­сте, обер­ну­лись в ту сто­ро­ну и взмо­ли­лись: «Пре­по­доб­ный от­че наш Адри­ане, по­мо­ги нам!» Вско­ре ве­тер по­ме­нял­ся. Уси­лен­но за­ра­бо­тав вес­ла­ми, с мо­лит­вой на устах, ры­ба­ки бла­го­по­луч­но до­бра­лись до бе­ре­га, где лод­ку их вы­бро­си­ло на о. Са­ла, что на­про­тив Он­дру­сов­ской оби­те­ли. За­ступ­ни­че­ством прп. Адри­а­на да­же сна­ря­же­ние их оста­лось невре­ди­мым.
5. Чу­до о спа­се­нии ры­ба­ков со льди­ны
          Вес­ной 2000 го­да двое мо­ло­дых лю­дей ло­ви­ли ры­бу в за­ли­ве неда­ле­ко от ме­ста ра­зо­рен­но­го Свя­то-Ни­коль­ско­го Адри­а­на Он­дру­сов­ско­го мо­на­сты­ря. Со льди­ны хо­ро­шо был ви­ден По­клон­ный крест, по­став­лен­ный недав­но на ме­сте раз­ру­шен­но­го мо­на­стыр­ско­го хра­ма в честь Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Вне­зап­но по­слы­шал­ся треск и боль­шая часть льди­ны, на ко­то­рой они на­хо­ди­лись, ото­рва­лась и на­ча­ла от­да­лять­ся от бе­ре­га в сто­ро­ну Ла­дож­ско­го озе­ра. Ис­пу­гав­шись и не зная что де­лать, они уви­де­ли по­клон­ный крест на бе­ре­гу и взмо­ли­лись: «Пре­по­доб­ный от­че Адри­ане, по­мо­ги нам!» При вы­хо­де из за­ли­ва льди­на их по­рав­ня­лась с дру­гой льди­ной, не от­ко­лов­шей­ся еще от бе­ре­га. Ры­ба­ки су­ме­ли пе­ре­прыг­нуть на нее и бла­го­по­луч­но до­бра­лись до бе­ре­га.
          На сле­ду­ю­щий день они при­шли в бли­жай­ший от мо­на­сты­ря храм в честь ико­ны Неру­ко­тво­рен­на­го Спа­са в по­сел­ке Ерой­ла и по­про­си­ли по­ка­зать им ико­ну прп. Адри­а­на, рас­ска­зав о сво­ем спа­се­нии. А в бли­жай­ший боль­шой празд­ник Вхо­да Гос­под­ня в Иеру­са­лим ры­ба­ки при­нес­ли в храм боль­шой бу­кет вер­бы – в па­мять о сво­ем спа­се­нии и в бла­го­дар­ность Бо­гу, ско­ро при­бе­га­ю­ще­му на по­мощь, по мо­лит­вам Сво­е­го угод­ни­ка – прп. Адри­а­на Он­дру­сов­ска­го.
Автор: Иеро­мо­нах Адри­ан (Де­мен­тьев). По ма­те­ри­а­лам жур­на­ла «РУССКIЙ ПАЛОМНИКЪ».