среда, 16 декабря 2015 г.

4/17 декабря - память святителя Геннадия Новогородского

          В один день со свя­той Вар­ва­рой мы вос­по­ми­на­ем и свя­ти­те­ля Ген­на­дия (ум. 1505 г.), ар­хи­епи­ско­па Нов­го­род­ско­го, цер­ков­но­го и по­ли­ти­че­ско­го де­я­те­ля, со­зда­те­ля пол­но­го биб­лей­ско­го ко­дек­са, ав­то­ра многих по­сла­ний.
          О на­чаль­ном пе­ри­о­де жиз­ни Ген­на­дия из­вест­но ма­ло. Со­хра­нив­ше­е­ся в од­ном ле­то­пис­ном из­ве­стии его ро­до­вое про­зви­ще, Го­но­зов, да­ет пра­во го­во­рить о при­над­леж­но­сти его к ста­рин­но­му бо­яр­ско­му ро­ду. Ис­точ­ни­ки не го­во­рят о вре­ме­ни и ме­сте его рож­де­ния. Со­хра­ни­лись лишь све­де­ния о по­стри­же­нии Ген­на­дия в Ва­ла­ам­ском мо­на­сты­ре и о его уче­ни­че­стве у пре­по­доб­но­го Сав­ва­тия (ве­ро­ят­но, око­ло 1430 г.). В 70-х – на­ча­ле 80-х го­дов он был ар­хи­манд­ри­том мос­ков­ско­го Чу­до­ва мо­на­сты­ря, при­чём в спо­рах меж­ду Ива­ном III и мит­ро­по­ли­том Ге­рон­ти­ем под­дер­жи­вал ве­ли­ко­го кня­зя. На­зна­чен­ный в 1484 го­ду ар­хи­епи­ско­пом Нов­го­род­ским, Ген­на­дий дол­жен был про­во­дить ве­ли­ко­кня­же­скую по­ли­ти­ку в недав­но при­со­еди­нен­ном к Москве Нов­го­ро­де. Вско­ре, од­на­ко, меж­ду ним и ве­ли­ким кня­зем об­на­ру­жи­лись се­рьёз­ные раз­но­гла­сия из-за круп­ных зе­мель­ных вла­де­ний ар­хи­епи­скоп­ской ка­фед­ры. Их от­но­ше­ния ста­ли ухуд­шать­ся и, сме­щен­ный в 1504 го­ду по во­ле Ива­на III с ар­хи­епи­скоп­ской ка­фед­ры, Ген­на­дий вер­нул­ся в Чу­дов мо­на­стырь, где умер в сле­ду­ю­щем го­ду в опа­ле.
          Од­ним из важ­ней­ших на­прав­ле­ний де­я­тель­но­сти Ген­на­дия в ка­че­стве ар­хи­епи­ско­па бы­ла за­бо­та о со­зда­нии усло­вий, хо­тя бы для ми­ни­маль­но­го об­ще­го об­ра­зо­ва­ния рус­ско­го ду­хо­вен­ства. В сво­ём за­ме­ча­тель­ном по­сла­нии к Мос­ков­ско­му мит­ро­по­ли­ту Си­мо­ну Ген­на­дий, сму­щён­ный край­ней ин­тел­лек­ту­аль­ной «про­сто­той» сво­их спо­движ­ни­ков и об­ра­зо­ван­но­стью воль­но­дум­цев («ере­ти­ков»), вы­сту­па­ет за со­зда­ние ду­хов­ных учи­лищ. Он «пла­чет» от негра­мот­но­сти по­пов, от их неже­ла­ния учить­ся. За­бо­та о про­све­ще­нии тео­ре­ти­че­ски и бли­жай­шим об­ра­зом прак­ти­че­ски свя­зы­ва­лась с его борь­бой про­тив мос­ков­ско-нов­го­род­ской ере­си (так на­зы­ва­е­мых «жи­дов­ству­ю­щих»), в ко­то­рой со­рат­ни­ком Ген­на­дия яв­лял­ся вли­я­тель­ный Иосиф Во­лоц­кий. По­ле­ми­ка ве­лась си­ла­ми «ли­те­ра­тур­но­го круж­ка», со­здан­но­го при нов­го­род­ском ар­хи­епи­скоп­ском дво­ре. Боль­шин­ство со­здан­ных там по­сла­ний 80-х – 90-х го­дов XV ве­ка име­ют це­лью убе­дить Мос­ков­ско­го мит­ро­по­ли­та и дру­гих иерар­хов ре­ши­тель­но и бес­по­щад­но рас­пра­вить­ся с ере­ти­ка­ми, не устра­и­вая с ни­ми «пре­ний о ве­ре». Пуб­лич­ные бо­го­слов­ские де­ба­ты, по мне­нию Ген­на­дия, мо­гут при­ве­сти к об­рат­ным ре­зуль­та­там, так как «лю­ди у нас про­стые, не уме­ют по обыч­ным кни­гам го­во­рить». С этой це­лью в Моск­ву бы­ли ото­сла­ны «Ре­чи посла це­са­ре­ва», где он хва­лит ис­пан­скую ин­кви­зи­цию и «шпан­ско­го» ко­ро­ля, ре­ши­тель­ные дей­ствия ко­то­ро­го по от­но­ше­нию к ере­ти­кам долж­ны по­слу­жить при­ме­ром рус­ским вла­стям. Од­новре­мен­но, чтобы луч­ше тео­ре­ти­че­ски во­ору­жить адре­са­тов сво­их по­сла­ний, Ген­на­дий на­прав­лял им цер­ков­но-по­ле­ми­че­скую и аст­ро­но­ми­че­скую ли­те­ра­ту­ру, ко­то­рой в сво­их це­лях уме­ло поль­зо­ва­лись «ере­ти­ки».
          При дво­ре ар­хи­епи­ско­па бы­ло на­пи­са­но так­же «Сло­во крат­ко» в за­щи­ту цер­ков­ных иму­ществ, наи­бо­лее яр­кий па­мят­ник пуб­ли­ци­сти­ки «во­ин­ству­ю­щих цер­ков­ни­ков», вве­де­ние к Пас­ха­лии, рас­суж­де­ние «О ле­тах сед­мыя ты­ся­чи» (в свя­зи с ис­те­че­ни­ем в 1492 го­ду седь­мой ты­ся­чи лет от «со­тво­ре­ния ми­ра» и ожи­дав­шим­ся суе­вер­ны­ми людь­ми «кон­цом ми­ра» и «вто­рым при­ше­стви­ем» Иису­са Хри­ста), а так­же вы­пол­нен ряд пе­ре­во­дов.
          С име­нем Ген­на­дия свя­зы­ва­ет­ся так­же «По­весть о бе­лом кло­бу­ке», со­здан­ная, по-ви­ди­мо­му, уже в сле­ду­ю­щем сто­ле­тии. Од­на­ко глав­ным ито­гом на­уч­но-фило­ло­ги­че­ской де­я­тель­но­сти воз­глав­ля­е­мо­го им круж­ка ста­ло со­зда­ние на­зван­ной его име­нем «Ген­на­ди­ев­ской Биб­лии 1499 го­да» – пер­во­го в Рос­сии и во всём сла­вян­ском ми­ре пол­но­го биб­лей­ско­го ко­дек­са.
Автор: Юрий Ру­бан, канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия