вторник, 21 июня 2016 г.

Съезд участников "Общества русской словесности"


          25-26 мая в Москве (сначала в Ломоносовском корпусе Московского Государственного Университета, а затем в Колонном зале Дома Союзов) состоялся первый Съезд Общества русской словесности. Портал Православие.Ru попросил его участников – именитых и не очень – поделиться своими мыслями и переживаниями по поводу современной ситуации вокруг преподавания русского языка и литературы.




«В Министерстве образования смутно представляют особенности русской цивилизации»

Юрий Михайлович Поляков, писатель, главный редактор «Литературной газеты» (Москва):
— Подбор книг для чтения и изучения в школе — это далеко не второстепенная проблема. Этот выбор может быть разрушительным для всего нашего общества, а может стать укрепляющим, воспитывающим новые поколения в лучших традициях нашего народа.
          Начиная с раннего детства, книги воспитывают растущего человека, закладывают основы его личности. И этот процесс нельзя пускать на самотек. Мы, например, в «Литературной газете» стараемся регулярно давать рецензии и рекомендации по детской литературе. Были даже специальные приложения по детской и юношеской литературе. Но ведь раньше этим очень много занимался Союз писателей. И объединение по детской и юношеской литературе было одним из самых влиятельных — туда входили классики детской литературы. Я еще помню Льва Кассиля, который возглавлял это объединение. И, конечно, мимо таких людей нынешняя халтура просто не проскочила бы. Но сейчас, к сожалению, писателями у нас называют тех, кто издал книжку. А ведь это разные вещи. Писатель — не тот, кто написал что-то, а тот, которого можно и нужно читать.
          Конечно, нельзя пренебрегать классиками. Нельзя давать возможность вместо них ставить в программу какие-то второсортные произведения. Классика — это база. И это книги, в которых запечатлена языковая норма. А также, что важнее всего, в них содержится наш национальный код.
          У нас ведь, к сожалению, появилась масса книг, читая которые, не поймешь, где автор родился, где он живет.
          Тут много значит позиция Министерства образования. Но эта позиция крайне ущербна. По-моему, люди, работающие там, очень смутно представляют себе особенности нашей русской цивилизации. Я с этим неоднократно сталкивался. И даже был однажды скандал. Я как-то спросил представителя Министерства образования: «А почему вы в список рекомендованной школьникам литературы включили так много писателей-эмигрантов, причем третьей волны? Не первой, когда была революция, катастрофа, вынужденное расставание с Родиной, а именно — третьей, когда люди уехали сами, просто потому, что им здесь не нравилось жить». И чиновник Минобра говорит мне: «А разве имеет значение, куда писатель уехал и где он живет?» Я просто возмутился: «А как же?! Вы кого хотите воспитать? Человека, который получил здесь образование, а затем взял чемодан и уехал в Силиконовую долину? Тогда давайте, включайте тех, кто уехал. Потому что уехавший по своей воле писатель, даже если он очень хорошо пишет, все равно проявит свое отношение к стране, из которой уехал».
          Все эти недопонимания вовсе не так безобидны, как может показаться. Речь о существовании языка, литературы, народа.

«80 процентов родителей недовольны учебниками и программами по русскому языку и литературе»

Алексей Владимирович Гусев, председатель координационного совета «Национальной родительской ассоциации социальной поддержки семьи и защиты семейных традиций» (Москва):
— Русский язык — не просто школьный предмет, а живое явление, фундаментальная для народа ценность. От его состояния и уровня преподавания зависит слишком многое в нашей жизни. А проблем сегодня здесь много. Но простых решений нет.
          Часто говорят: дайте нам время на телевидении, специальную программу на Первом канале, назовем ее, например, «Русский язык — наше всё». Только ведь само по себе это ничего не даст, ничего не решит. Надо, чтобы дети эту передачу смотрели. А они все — в интернете, да в электронные игры играют. И нашей информации, нашего влияния в этом поле нет. Но именно это сейчас необходимо.
          Всем известен пример, когда в книжке Пушкина 2-летний ребенок пытается двумя пальчиками раздвинуть картинку — как на экране. Это значит, что дети с малых лет воспринимают мир в современных форматах. И нам нельзя отстать — надо использовать такие форматы, выходить на это поле. А это ведь серьезная борьба за наших детей, за наше будущее.
          Нам есть, что предложить детям, есть, на чем воспитывать их. Взять хотя бы знаменитую сказку «Аленький цветочек» — не в адаптированном варианте, а в оригинальном тексте. Сколько там бесценного лексического материала, который надо изучать. Это, между прочим, касается и семейных отношений, и лексики семейного общения — с такими выражениями, как «друг сердечный» и многими другими, сверкающими, как грани бриллианта.
          При этом нельзя не учитывать глобальные угрозы и вызовы, которые существуют в мире. Возьмем так называемые «креольские языки», которые активно развиваются в разных странах и представляют собой смесь местной лексики с англицизмами и международным арго. С одной стороны, это ведет к упрощению коммуникации, с другой — к духовному обеднению. И это может быть огромной опасностью для языка, для национальной культуры.
          Как тут не вспомнить слова, сказанные в свое время Владимиром Далем: «Русской речи предстоит одно из двух: либо испошлеть донельзя, либо, образумясь, своротить на иной путь, захватив притом с собою все покинутые второпях запасы».
          Ситуация сейчас непростая. И вопрос об учебниках, о выборе произведений для школьников, об уровне преподавания становится очень принципиальным. Вот данные недавних массовых опросов среди родителей. Выяснилось, что: не устраивает уровень преподавания русского языка и литературы в школе 81 процент опрошенных; прибегают к дополнительным занятиям по этим предметам 72 процента; претензии к учебникам и программам высказывают более 80 процентов. По общему мнению, при выборе произведений для изучения в школах необходима экспертиза на трех уровнях: академическом, педагогическом и общественном.
          Так же единодушным выглядит мнение подавляющего большинства родителей о том, что автономизация школ стала колоссальным ударом по единству образования в стране.
          Чего только можно не встретить в списках книг, которые проходят дети младших классов разных школ вместо того, чтобы изучать добрую классическую литературу. Тут и «Убийство на улице Морг» Эдгара По, и анонимный дневник 15-летней наркоманки «Синяя трава», и многочисленные вариации на темы орков и гоблинов. Родители бьют тревогу: нужны срочные меры!
«Это крик души: родителей в министерстве не слышат!»
Надежда Алексеевна Илюхина, заведующая кафедрой русского языка Самарского университета имени С.П. Королёва, доктор филологических наук (Самара):
— Положение — крайне тревожное. И хочется просто издать крик души: нас не слышат! Мнение родительской общественности игнорируется в образовательной политике. Сейчас жизненно нужен механизм связи общественности (гражданского общества), педагогов и министерства.
          А объединять усилия семьи со школой требуют сегодня многие проблемы. Одна из них — влияние интернета на языковую культуру, а говоря точнее — на языковую безопасность. Интернет можно использовать во благо, но надо этому учиться, четко понимать, что и для кого предназначено. Ведь одно и то же может совершенно по-разному влиять на разные возрастные группы. Так называемый «олбанский язык» для взрослого, как правило, не опасен. Все эти «превед», «красавчег» и прочее используются как игровой формат общения. А вот для ребенка это вредно и опасно. Ведь у него в результате не формируется правильный образ слова. И этим самым подрывается основа грамотности.
          Или взять смайлики. Для взрослого это нормально, экономит время. Для ребенка же — плохо. Ведь ему уже не нужно запоминать слова и выражения (я огорчен, доволен и пр.), достаточно ударить пальцем по клавише.
          Вот и получается, что многие молодые люди, в том числе и студенты, оказываются не в состоянии создать развернутый текст. Такой эффект усугубляется практикой ЕГЭ, которая диктует методику преподавания русского языка, дает ориентир на тесты.
          Мы мало замечаем, что из нашей жизни, из общения практически ушел высокий стиль. Можно сказать, что остался только на 9 мая. А ведь для нормальной гармоничной жизни и этот пласт необходим. Без него мы беднее. А наша духовная культура ущербнее.
          Так уж сложилось, что разговорно-бытовая речь сегодня довлеет. Это опасный перекос. И чтобы исправить его, не допустить дальнейшего крена, нужен противовес — необходимо учить детей грамотной связной речи, и в том числе — обязательно письменной.

«Зачем читать “Курочку Рябу”»
Елена Леонтьевна Герасимова, заведующая Пермским краевым центром детского чтения, заслуженный работник культуры РФ (Пермь):
— Могу сказать с полной уверенностью, что семейное чтение — это гарант сохранения русского языка, нашей национальной языковой культуры. Мы провели масштабные исследования и выяснили, что это — главный фактор воздействия на ребенка со стороны семьи. Второй фактор — домашняя библиотека. Третий — мотивация родителей.
          Выбор литературы для семейного чтения — не такой простой вопрос. Плохая информированность родителей о современной литературе сегодня — очень большая проблема. Жаль, что они, как правило, не знают возможностей библиотеки. И в этом их надо всячески просвещать.
          И еще одна очень серьезная проблема: родителям не хватает времени для семейного чтения. А почему? Мало бывают дома, много работают. По сути дела, они отдают предпочтение карьере. Считают, что этим самым они и для детей делают много, обеспечивают им материальное благополучие и будущее. Но это опасное заблуждение! Семейное общение, семейное воспитание, семейное чтение жизненно необходимы и ничем не заменимы. Иначе возникает огромная угроза для нравственного здоровья детей, их культурного, духовного развития.
          Мы поняли: надо создавать программы семейного чтения. Берем родителей детей 2–4 лет. Зачастую родители сами не знают, зачем, например, читать сказки детям. Мы недавно обсуждали с одним папой, зачем читать «Курочку Рябу». Он потом много говорил об этом еще и со своими друзьями. И пришел к мнению, что эта сказка о том, что все надо давать в свое время, в том числе и золотое яичко. Что ж, и такой может быть смысл. Главное ведь — думать, вызывать интерес.
          Надо выходить на площадки интернета, где присутствуют и дети, и молодые родители, создавать там сайты, форумы, сети. Мы, например, завели сайт «Чтение с увлечением» для родителей. Одна мама написала туда текст «10 критериев отбора книг для детей», теперь его очень активно обсуждают, спорят.
          При этом открывается немало интересных приемов приобщения детей к чтению. Есть, например, такая особенность детской психологии: детям надо читать для кого-то, тогда им интересно. Вот у нас и приходит время от времени Дед Мороз или другой сказочный персонаж, и дети ему читают вслух. С большим удовольствием! А если просто так, то зачастую и не заставишь.
«Последнее, что прочел, — это ПДД»
Татьяна Михайловна Баринова, профессор кафедры начального и школьного образования Северо-Восточного государственного университета (Магадан):
— Глобальная проблема сегодня — что вообще значит ребенок для семьи, для родителей. Выясняется, что молодые родители сами это не всегда хорошо понимают. Они, выросшие в 1990-е годы, зачастую и сами воспитаны кое-как, мало и плохо читают. Я недавно разговаривала с одним молодым отцом, спросила его, какую последнюю книгу он прочитал. Отвечает: «ПДД». Я сначала не поняла, что это значит: детектив, что ли, какой-то? А он пояснил: «Правила дорожного движения». Вот так!
          Стало очевидно, что нынешние родители практически не знают русского фольклора, который многими поколениями с большим эффектом использовался в воспитании детей. Все эти «потягушечки», «с гуся вода…» и прочие забавные стишки и поговорки — они ведь не только смешат и развлекают, но очень хорошо воспитывают, создают правильный контакт. Увы, уходит такая практика из семейного общения. И это тоже последствия снижения интереса к чтению, языку, фольклору. Надо это учесть. И понимать, что нельзя отрывать проблему языковой культуры от общей проблемы молодой семьи.
Участники Съезда Общества русской словесности. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru
«Ребенок учится тому, что видит у себя в дому»
Людмила Викторовна Золотницкая, исполнительный директор «Форума женщин Урала» (Екатеринбург):
— Проблема в том, что у многих родителей очень разные и зачастую слабые представления о выборе чтения для детей. Сейчас крайне необходимо родительское просвещение. Что читать и как читать, мало кто из них знает. Мы проводили исследования, опрашивая и детей, и их родителей. Так вот, дети отвечали, что читают в среднем по 1–2 часа в день. А родители на это смеются. Не верят? Или не знают?
          Это — разорванное звено в системе семейного воспитания, которое малоэффективно без семейного чтения. Ведь увлечь чтением можно только своим примером. Есть старая поговорка: «Ребенок учится тому, что видит у себя в дому». Она по сути верна.
          Вот я своему ребенку рассказывала, что читаю, он в ответ рассказывал, что читает сам. Это было полезно и мне, и ему, многое нам дало. Благодаря рассказам сына я открыла для себя некоторых авторов.
          Нужно многое сделать в этом направлении и пропагандировать уже имеющийся опыт. Например, есть большой и полезный проект «Читающая мама — читающая нация», но кто о нем знает?..
«Нужна русификация мира»
Виктория Александровна Дмитриева, заведующая кафедрой факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета, директор научного Фонда «Антонио Менегетти» (Санкт-Петербург):
— Русский язык нуждается в разнообразной поддержке и защите. Ситуация изменится в лучшую сторону, если наши ребята будут стремиться к учебе в России, а не за рубежом. Нужно разрушить мифы о России как о невежественной и агрессивной стране, развивать и пропагандировать возможности нашего образования. Пусть, наоборот, у нас больше учатся люди из-за рубежа. В СПбГУ, например, учатся студенты из Латвии, Украины, Латинской Америки, Средней Азии, европейских стран. Мы предлагаем иностранным учащимся культурную программу, ведь надо использовать все возможности для продвижения русского языка и русской культуры. Нужна русификация мира, как делалась американизация.
«Приходится искать в сараях старые учебники»
Елена Юрьевна Масюк, многодетная мать (Тюменская область):
— Сейчас в школах детям преподают литературу и русский язык по ужасным учебникам. Часто бывает, что, если ребенок пропустил какие-то занятия, потом невозможно самостоятельно по учебнику наверстать. Содержание просто ущербное. Такие учебники отбивают охоту читать. Приходится искать старые учебники в сараях. Мы уже начинаем составлять петицию для сбора подписей о необходимости единого государственного учебника.
          А ведь если дети мало читают, они будут и говорить плохо. И это помешает их успешности в жизни. Когда человек не умеет свободно говорить, публично выступать, читает по бумажке — это, как правило, отталкивает от него людей.
          Ситуация в школе сложная. Народный фольклор — важный показатель. Посмотрите, сколько в последнее время появляется шуток о Министерстве образования. Это о чем-то говорит!
          Очень много языковых искажений идет от чиновников и СМИ. И никакой ответственности! Мы уже выступили с инициативой: штрафовать за грамматические, языковые ошибки в наружной рекламе, в официальной документации. Вот и будем бороться с этим, а заодно пополнять бюджет. Сейчас это предложение обсуждают. Но боятся. Слишком много будет проштрафившихся.
           И в интернете за ошибки надо бы сайты блокировать!
Эмблема «Общества русской словесности». Фото: А. Поспелов / Православие.Ru
«Не просто учить, а воспитывать — это по-русски»
Андрей Иванович Лазарев, учредитель Фонда Алексея Андреевича Хованского (Воронеж):
— Не нужно изобретать колеса. Мы уже обожглись на чуждых системах, тестовых проверках и прочих заимствованиях. А у нас ведь есть свой бесценный опыт. И это не только многое из недавнего советского прошлого, о чем часто в последнее время стали говорить. Но это и чисто русские открытия в области словесности и педагогики. Речь, в частности, о методике Алексея Андреевича Хованского. Его переводили на другие языки, опирались на его опыт в разных странах, а у нас его труды и опыт пока в забвении. Хованского называли «учителем учителей», его журнал «Филологические записки», который выходил с 1860 года и возобновлен сейчас, признавался лучшим изданием в этой сфере. Суть методики Хованского: и учить, и воспитывать — а не просто учить. Это и сейчас лучшая методика! И очень необходимая.
«Где книжные магазины, где детские книги?»
Ирина Петровна Медведева, председатель Приморской организации «Совет многодетных матерей» (Владивосток):
— Что выбрать для чтения детям — вопрос принципиальный. Но не менее важен вопрос сугубо практический: где приобрести хорошую книгу? С этим сталкивается огромное количество родителей в регионах. Вот у нас на весь Владивосток — всего два книжных магазина. Ну, а то, что там продается, в большинстве своем с большой натяжкой можно называть литературой. Есть лишь отдельные достойные авторы, такие как П. Бажов, а в большинстве своем — многочисленные издания типа «Гарри Поттера».
          Как в таких условиях привить хороший читательский вкус, интерес к лучшим литературным традициям и высоким нормам русского языка?
«Без Достоевского мы не будем русскими»
Владимир Александрович Акимкин, многодетный отец (Тверская область):
— У меня в семье растут семеро детей. Многодетная семья — это, конечно, и немалые проблемы, но и богатые возможности для воспитания. Старшей девочке — 14 лет, старшему мальчику — 13. И они уже вполне ответственные люди, развитые, сознательные, хозяева. Так устроена жизнь многодетной семьи, что старшие заботятся о младших, помогают родителям и быстрее развиваются. При этом очень помогало нам и семейное чтение. По личному опыту могу сказать, что русская классика необходима как основа языка и души. Без Достоевского мы не будем настоящими русскими. На этой основе можно уже все читать. Но основа должна быть обязательно. Без корней растение погибает. Так и человек и нация. Конечно, все нужно давать и получать вовремя. Но на то они и родители, чтобы вовремя предложить подходящую книгу.
          И каллиграфия очень важна! Мои дети с самого начала писали пером. Это дает отличный почерк. Развивает умение читать, думать, говорить. Я предлагаю для всех ввести такое правило: первые три класса в школах писать пером. И вернуть как единую дисциплину — русскую словесность, включающую русский язык, литературу, риторику, каллиграфию.
Автор: Валерий Коновалов