четверг, 25 августа 2016 г.

26/13 августа - память блаженного Максима, Московского чудотворца (ок. 1547)


          Бла­жен­ный Мак­сим, Хри­ста ра­ди юро­ди­вый, жил в Москве. О его ро­ди­те­лях, вре­ме­ни и ме­сте рож­де­ния ни­че­го неиз­вест­но. Свя­той Мак­сим из­брал один из са­мых труд­ных и тер­ни­стых пу­тей ко опа­се­нию, доб­ро­воль­но, Хри­ста ра­ди при­няв на се­бя ли­чи­ну юро­ди­во­го. Ле­том и зи­мой Мак­сим хо­дил по­чти на­гим, пе­ре­но­ся с мо­лит­вой и зной, и хо­лод. «Хоть лю­та зи­ма, но сла­док рай», – го­во­рил он, по­учая всех тер­пе­нию и пе­ре­не­се­нию жи­тей­ских невзгод.
          Русь очень лю­би­ла сво­их юро­ди­вых, це­ни­ла их глу­бо­чай­шее сми­ре­ние, вни­ма­ла их муд­ро­сти, вы­ска­зан­ной до­ход­чи­во и об­раз­но на­род­ным язы­ком по­сло­виц. И слу­ша­ли юро­ди­вых все: от ве­ли­ких кня­зей до по­следне­го бед­ня­ка.
          Бла­жен­ный Мак­сим жил в тя­же­лые для рус­ско­го на­ро­да вре­ме­на. Та­тар­ские на­бе­ги, за­су­ха, эпи­де­мии раз­оря­ли и гу­би­ли лю­дей. Свя­той го­во­рил обез­до­лен­ным: «Не все по шер­сти, ино и на­про­тив... за де­ло по­бьют, по­ви­нись да по­ни­же по­кло­нись; не плачь би­тый, плачь неби­тый; от­тер­пим­ся, и мы лю­ди бу­дем; ис­под­воль и сы­рые дро­ва за­го­ра­ют­ся; за тер­пе­ние даст Бог спа­се­ние». Но не толь­ко сло­ва уте­ше­ния го­во­рил свя­той. Его гнев­ных об­ли­че­ний стра­ши­лись силь­ные ми­ра се­го: куп­цы и мос­ков­ская знать. Бла­жен­ный Мак­сим го­во­рил им, знат­ным да бо­га­тым: «Бож­ни­ца до­маш­ня, а со­весть про­даж­на; всяк кре­стит­ся, да не всяк мо­лит­ся; Бог вся­кую неправ­ду сы­щет. Ни Он те­бя, ни ты Его не об­ма­нешь». Об­ли­че­ния юро­ди­во­го не оста­ва­лись бес­плод­ны­ми, мно­гие из моск­ви­чей об­ра­ща­ли свои серд­ца к Бо­гу.
          Скон­чал­ся бла­жен­ный Мак­сим 11 но­яб­ря 1434 го­да и был по­гре­бен у церк­ви свя­тых кня­зей Бо­ри­са и Гле­ба. Гос­по­ду бы­ло угод­но про­сла­вить чу­де­са­ми Сво­е­го угод­ни­ка: у гро­ба свя­то­го ста­ли со­вер­шать­ся ис­це­ле­ния. 13 ав­гу­ста 1547 го­да бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ные мо­щи бла­жен­но­го Мак­си­ма и то­гда же ему бы­ло уста­нов­ле­но ему празд­но­ва­ние. В Окруж­ной гра­мо­те мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Ма­ка­рия ска­за­но: «Пе­ти и празд­но­ва­ти на Москве, ав­гу­ста в 13-й день, но­во­му чу­до­твор­цу Мак­си­му, Хри­ста ра­ди юро­ди­во­му». Храм в честь бла­го­вер­ных кня­зей Бо­ри­са и Гле­ба, ря­дом с ко­то­рым был по­гре­бен свя­той Мак­сим, сго­рел в 1568 го­ду. Но свя­тые мо­щи Мак­си­ма оста­ва­лись под спу­дом. Бла­го­го­вей­ные по­чи­та­те­ли па­мя­ти свя­то­го по­стро­и­ли над его мо­ги­лой при­дел в честь свя­то­го Мак­си­ма Ис­по­вед­ни­ка.
          В «Уста­ве цер­ков­ных об­ря­дов, со­вер­шав­ших­ся в Мос­ков­ском Успен­ском со­бо­ре» (око­ло 1634 г.) под 11 но­яб­ря ска­за­но: «Мак­си­му юро­ди­во­му: бла­го­вест в ле­бедь, се­ред­ней»; под 12/13 ав­гу­ста: «Празд­но­ва­ли преж­де се­го Мак­си­му бла­жен­но­му: бла­го­вест в ле­бедь, звон се­ред­ней; а ныне толь­ко празд­ну­ют в но­яб­ре, а по­ют по уста­ву».
          В 1698 го­ду по усер­дию мос­ков­ских жи­те­лей Мак­си­ма Вер­хо­ви­ти­на и Мак­си­ма Ша­ров­ни­ко­ва ста­рый Бо­ри­со­глеб­ский храм был разо­бран; при этом от­ва­лив­ший­ся от сте­ны ка­мень от­крыл ве­ли­кое со­кро­ви­ще – це­леб­ные мо­щи свя­то­го бла­жен­но­го Мак­си­ма. Они бы­ли с че­стью пе­ре­не­се­ны в один из мос­ков­ских со­бо­ров, где и на­хо­ди­лись во все вре­мя по­строй­ки но­во­го хра­ма. По окон­ча­нии стро­и­тель­ства он был освя­щен во имя бла­жен­но­го Мак­си­ма Мос­ков­ско­го с при­де­лом в честь прп. Мак­си­ма Ис­по­вед­ни­ка. Око­ло со­ро­ка лет хра­ни­лись мо­щи бла­жен­но­го в этом хра­ме. В 1737 го­ду про­изо­шел силь­ный по­жар, во вре­мя ко­то­ро­го сго­рел храм во имя Мак­си­ма Мос­ков­ско­го. Уцелев­шие ча­сти мо­щей бла­жен­но­го Мак­си­ма бы­ли бла­го­го­вей­но со­бра­ны и пе­ре­да­ны в Мак­си­мов­ский храм в 1768 г. Свя­щен­ни­ку это­го хра­ма Ни­ки­те Ива­но­ву бы­ло по­ру­че­но из­го­то­вить ки­па­ри­со­вый ков­чег, укра­шен­ный се­реб­ром, что и бы­ло им ис­пол­нение в 1770 го­ду.
          В «По­ве­сти» о пе­ре­не­се­нии мо­щей бла­жен­но­го Мак­си­ма ска­за­но: «О свя­том же жи­тии его и чу­де­сех его гла­го­лют мно­зи, еже бы­ла не ма­лая кни­га на­пи­са­ная, но не вем, ка­ко из церк­ви из­ги­бе или кто у преж­де быв­ших свя­щен­ни­ков взял ра­ди спи­са­ния».