понедельник, 29 августа 2016 г.

29/16 августа - перенесение из Едессы в Константинополь Нерукотворного Образа (Убруса) Господа Иисуса Христа (944)


          Во времена земной жизни Господа нашего Иисуса Христа царь Едессы Авгарь жестоко страдал от проказы и воспаления суставов. Он услышал о бесчисленных исцелениях, которые совершал Иисус. Поскольку сам он не мог ни передвигаться, ни даже показываться перед подданными, он послал в Иерусалим писца Ананию с письмом к Иисусу. В послании повелитель просил Спасителя прийти к нему и исцелить его: он предложил Христу поселиться в Едессе, чтобы избежать козней иудеев. Кроме того он поручил Анании, который был искусным живописцем, написать портрет Того, о Котором говорили, что Он – Сын Божий.
          В Иерусалиме Анания вручил письмо Господу. Христос был окружен большой толпой, поэтому Анания, чтобы лучше видеть Его, поднялся на камень и попытался сделать набросок.
Но оказалось, что он не может запечатлеть черты Спасителя, потому что Его лицо, казалось, беспрерывно менялось под действием невыразимой благодати, которая от Него исходила. Христос, проникавший в сердца и мысли людей, догадался о намерении Анании и, желая показать, что невозможно отделить Его человеческую сущность от Божественной, исполнил благочестивое желание посланца, явив великое чудо.
          Иисус попросил принести небольшой сосуд, омыл в нем Свое лицо и отер его полотном, сложенным вчетверо. Тотчас Его черты оказались неизгладимо отпечатанными на этом Мандилии – нерукотворно, то есть без помощи человеческих рук. Он вернул полотно Анании с письмом, предназначенным Авгарю. В нем Иисус объяснил, что Ему необходимо исполнить в Иерусалиме предвечный Божественный замысел о спасении людей. Но Он пообещал, что после завершения Своего служения, когда Он вознесется на небо, Он отправит к Авгарю одного из Своих учеников, чтобы тот позаботился о спасении души и тела царя.
          Повелитель принял Ананию с великой радостью и простерся перед изображением святого лика с верой и любовью, после чего обнаружил себя почти полностью исцеленным от проказы за исключением одной язвы на лбу.
          После Вознесения Господа нашего и Пятидесятницы святой апостол Фаддей был послан в Едессу. Проповедуя Благую Весть, он крестил царя и большую часть населения. Выйдя из крещальной купели, Авгарь обнаружил, что исцелился полностью, и вознес благодарность Господу. Впоследствии он выказывал столь большое почитание Нерукотворного образа, что приказал поместить его в нишу над главными воротами города, где прежде находился идол. На воротах сделали надпись: «Христос Бог, всякий, кто надеется на Тебя, никогда не узнает несчастья». И каждый, кто входил в город, должен был ему поклониться. Так было во время правления Авгаря и его сына.
          Однако внук Авгаря, взойдя на трон, задумал вернуть народ к поклонению идолам и для этого разрушить Нерукотворный Образ. Епископ Едессы, предупрежденный в видении об этом замысле, повелел замуровать нишу, где находился Образ, поместив перед ним зажженный светильник.
          Прошло много лет. Хотя царство вновь стало христианским, о существовании иконы забыли.
          В 544 году персидский царь Хосров осадил город, ввергнув всех его обитателей в великий страх. Тогда епископу Евлалию в видении было открыто местонахождение Образа Спасителя, заступничеством Которого жители Едессы могут победить. Епископ повелел раскрыть нишу. Каково же было его удивление, когда он не только обнаружил образ невредимым, но и увидел, что после стольких лет лампада все еще горит! Более того, на черепице, которая закрывала нишу, Евлалий увидел точную копию образа3, отпечатавшегося на ней. Спешно собравшиеся жители образовали длинную процессию: в великом трепете они несли две святыни, которые привели в страх ряды осаждавших. А когда епископ окропил врагов маслом от лампады, это масло превратилось в жаркое пламя, обратившее неприятеля в бегство.
         Несколько лет спустя Едесса перешла в руки персов, а затем в 628 году была отвоевана императором Ираклием, но вскоре покорена арабами. Когда христианская армия вновь достигла города, император Роман Лекапин поспешил перенести в Константинополь (19 августа 944 г.) святой Мандилий и письмо Авгарю. Святой Образ, протообраз всех христианских икон4, был встречен огромной толпой и положен вначале во Влахернской церкви, а на следующий день – в Святой Софии. Отсюда его перенесли в храм Богородицы Фаросской, находившийся во дворце, дабы Нерукотворный Образ защищал столицу и весь народ5.

Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви»
Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский