пятница, 9 сентября 2016 г.

10 сентября / 28 августа - память преподобного Саввы Крыпецкого, Псковского (1495)

          Ос­но­ва­тель Кры­пец­кой оби­те­ли, пре­по­доб­ный Сав­ва око­ло по­ло­ви­ны 15 ве­ка при­шел в Рос­сию из чу­жих стран. Неко­то­рые по­ла­га­ют, что при­шел он из Серб­ской зем­ли, дру­гие же, что от Го­ры Афон­ской. Спер­ва он пре­бы­вал близ Пско­ва в брат­стве Сне­то­гор­ско­го мо­на­сты­ря, но ско­ро от­ту­да пе­ре­шел в пу­сты­ню к пре­по­доб­но­му Ев­фро­си­ну, а по­том же­лая еще стро­жай­ше­го уеди­не­ния, ис­про­сив у него бла­го­сло­ве­ния, уда­лил­ся на 15 верст от оби­те­ли свя­то­го Ев­фро­си­на, в Кры­пец­кое уро­чи­ще, где оби­та­ли лишь мед­ве­ди и дру­гие хищ­ные зве­ри. Там по­се­лил­ся он один при неболь­шом озер­ке, сре­ди об­шир­ных бо­лот, по­рос­ших мел­ким сос­но­вым ле­сом. Пре­по­доб­ный про­во­дил бы­тие в по­сте, мо­лит­ве и воз­дер­жа­нии ве­ли­ком, пи­та­ясь от тру­дов сво­их. 
          Утвер­див­шись на пу­стын­ном хол­ме, пре­по­доб­ный Сав­ва со­ору­дил неболь­шую цер­ковь во имя лю­би­мо­го уче­ни­ка Хри­сто­ва, св. апо­сто­ла и еван­ге­ли­ста Иоан­на Бо­го­сло­ва. Через несколь­ко лет со­бра­лось ря­дом уже неболь­шое чис­ло спо­движ­ни­ков. Упро­си­ли они его ос­но­вать мо­на­стырь, но игу­мен­ство на се­бя от­че при­нять от­ка­зал­ся, а как некое по­слу­ша­ние пре­по­ру­чил сие од­но­му из бла­го­че­сти­вых чад – Кас­си­а­ну. Сла­ва о дерз­но­вен­ном пред­ста­те­ле Гос­под­нем рос­ла все боль­ше н боль­ше, за по­мо­щью и со­ве­том к нему за­спе­ши­ли не толь­ко про­стые лю­ди, но и силь­ные ми­ра се­го. Пра­вив­ший в то вре­мя в уде­ле князь Яро­слав Ва­си­лье­вич по­се­щал пре­по­доб­но­го не толь­ко в ве­ли­кие пре­столь­ные, но и все вос­крес­ные празд­ни­ки, а для удоб­ства про­ез­да про­ло­жил до­ро­гу через бо­ло­то – де­ре­вян­ный, на ты­ся­чу че­ты­ре­ста са­жен мост.
          Од­на­жды уви­дел про­зре­ни­ем Сав­ва, что вы­со­кий гость ве­зет к нему свою боль­ную су­пру­гу. То­гда про­зор­ли­вый ста­рец вы­слал ему на­встре­чу уче­ни­ка сво­е­го с та­ки­ми сло­ва­ми: «Греш­ный ста­рец Сав­ва го­во­рит те­бе, князь, не вхо­ди с кня­ги­ней в мо­на­стырь, ибо по пре­да­нию свя­тых отец не доз­во­ле­но жен­щи­нам вхо­дить в оби­тель ино­че­скую. Ес­ли же не по­слу­ша­ешь ме­ня, то су­пру­га твоя не по­лу­чит ис­це­ле­ния». Князь не на­ру­шил тра­ди­ций ино­че­ских и спеш­но ис­про­сил про­ще­ние в на­ру­ше­нии за­по­ве­ди, ко­то­рой не знал. Ста­рец же, вый­дя из стен за во­ро­та, от­слу­жил с бра­ти­ей мо­ле­бен и, окро­пив во­дой, осво­бо­дил недуж­ную от бо­лез­ни. Бы­ли со­тво­ре­ны при жиз­ни пре­по­доб­но­го и мно­гие дру­гие чу­де­са.
          По­сле от­ше­ствия свя­то­го из ми­ра се­го при­шли од­на­жды но­чью в оби­тель раз­бой­ни­ки с це­лью ограб­ле­ния. На­сель­ни­ков в тот миг в оби­те­ли немно­го бы­ло, да и те креп­ко спа­ли. Но по­яви­лись вдруг пе­ред незва­ны­ми при­шель­ца­ми неиз­вест­ные ино­ки с фо­на­ря­ми, как бы на стра­же сто­я­щие. И по­бе­жа­ли во­ры через бо­ло­та и ко­ря­ги в стра­хе Бо­жи­ем, слы­ша то­пот ног пре­сле­до­ва­те­лей и ви­дя гнев­но­го стар­ца се­до­вла­со­го, гла­го­лю­ще­го гроз­но: «Поч­то оби­тель мою ра­зо­рить хо­те­ли? Иди­те от­сю­да и кай­тесь, и по­доб­ное не тво­ри­те. Ес­ли же не уй­де­те, то со­тво­рю моль­бу на вас Ца­рю Небес­но­му Хри­сту, и вы по­гиб­не­те».
         Устра­шен­ные мо­лит­ва­ми Сав­вы, на­ут­ро раз­бой­ни­ки при­шли в оби­тель и спро­си­ли у неко­го Ав­дия: «Кто у вас всю ночь был в мо­на­сты­ре и по­че­му мно­же­ство лю­дей в по­лу­но­чи хо­ди­ли с фо­на­ря­ми и ору­жи­ем по мо­на­сты­рю?» Ав­дий же от­ве­чал раз­бой­ни­кам, что ни­ко­го не бы­ло но­чью в оби­те­ли. Услы­шав сие, раз­бой­ни­ки по­ве­да­ли с по­ка­я­ни­ем и сле­за­ми игу­ме­ну и всей бра­тии о несо­сто­яв­шем­ся зло­де­я­нии. Раз­бой­ни­ки же со вре­ме­нем рас­ка­я­лись, а ата­ман их по­стриг­ся в оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сав­вы.
         Мо­щи свя­то­го бы­ли об­ре­те­ны вско­ре по­сле его смер­ти, ко­гда по усмот­ре­нию Бо­жи­е­му игу­мен Фео­к­тист воз­во­дил вме­сто де­ре­вян­ной церк­ви Иоан­на Бо­го­сло­ва храм ка­мен­ный и пред­по­ла­гал устро­ить стар­цу гроб­ни­цу. При раз­бор­ке ста­рых стро­е­ний и осмот­ре за­хо­ро­не­ний мо­щи пре­по­доб­но­го, к со­жа­ле­нию, об­на­ру­же­ны не бы­ли, от­че­го на­шла на всех ве­ли­кая скорбь. В па­мять свя­то­го Ге­ор­гия слу­жил ли­тур­гию мо­нах Ис­а­ия. При­дя в свою кел­лию от­дох­нуть, ви­дит он сон, буд­то на­хо­дят бра­тья некий гроб ду­бо­вый. Вскры­ва­ют его, но за­хо­ро­не­ния не по­зна­ют и вновь его за­кры­ва­ют. И тут вос­стал некий ста­рец чуд­ный и ука­зав се­бе на грудь, ска­зал: «Я мно­го­греш­ный Сав­ва, на­чаль­ник оби­те­ли сей, пе­ре­нес­ший мно­го на­па­стей для Гос­по­да. При­шло вре­мя, так угод­но Бо­гу, быть из­вест­ны­ми мо­щам мо­им».
          И при­шед­шим игу­ме­ну с бра­ти­ей по­да­ет свя­той на вку­ше­ние три яго­ды пре­крас­ных, как сим­вол пло­дов ду­хов­ных во имя От­ца, Сы­на и Свя­та­го Ду­ха, чтобы Спа­си­тель услы­шал мо­лит­вы хри­сти­ан­ские и во ве­ки не оску­де­ла оби­тель сия.
          Мно­гие при­те­ка­ю­щие с ве­рою к свя­тым мо­щам стар­ца по­лу­ча­ли ис­це­ле­ния не толь­ко от ду­шев­ных, но и от те­лес­ных неду­гов: бес­но­ва­ния, глу­бо­кой яз­вы, го­ряч­ки, скор­чен­ных ко­неч­но­стей, го­лов­ной и зуб­ной бо­ли.