суббота, 15 октября 2016 г.

15 /2 октября - память праведного воина Феодора Ушакова (1817)

 
«Он свою жизнь посвящал Богу»:
Беседа с  Валерием Николаевичем Ганичевым
 – Валерий Николаевич, вы более 20 лет изучали жизнь Федора Ушакова. Чем привлек вас русский адмирал?
– Что касается святого Феодора Ушакова, то я уже более 50 лет я занимаюсь изучением жизни и деяний адмирала Ушакова. С тех пор, как в 1957 году оказался в Николаеве – центре нашей судостроительной промышленности, – побывал в здешнем Военно-морском музее (очень, кстати, неплохом), перед которым стоят бюсты русских адмиралов, в том числе и Ушакова.

          Сначала меня интересовал только его стратегический и военный талант. Увлекли вышедшие тогда на экраны два фильма «Корабли штурмуют бастионы» и «Адмирал Ушаков». Фильмы эти по-своему замечательные, хотя и с существенной идеологической подкладкой, с попыткой революционизировать Ушакова, но они давали некую историческую канву. Потом я стал искать материалы о его пребывании на Черноморском флоте. И ведь он возглавлял не только Черноморский флот, но и Южную адмиралтейств-коллегию – было такое учреждение в XVIII веке, своего рода Министерство по делам Южного флота России.

– Какое значение имело присоединение этих южных земель к России?
– Как известно, Черноморский бассейн был тогда сферой влияния Турции. Хотя задолго до турок этот регион был славянским, и арабы называли Черное море Русским морем. По моей версии, изложенной в романе «Росс непобедимый», Екатерине после беседы с Ломоносовым пришла мысль, вослед Петру Великому, «прорубившему окно в Европу» на запад, сделать такое «окно» для России и на юг: Ломоносов сказал ей однажды, что в русской светлице всегда есть окно на полдень – на юг. Не будем забывать, что Екатерина всячески подчеркивала: она – продолжательница дела Петра.
          В течение двух русско-турецких войн 1768–1774 и 1787–1791 годов Россия эти южные земли не то чтобы освободила – это были пустые необъятные степи: районы нынешней Новороссии – Таврический край, – присоединила к Российской империи и заселила выходцами из Орловской, Воронежской, Черниговской губерний… Селились тут как крепостные, так и свободные люди. Так образовалась российская Таврическая область, позже известная как Новороссия. Нам надо не забывать историю этих земель, которая очень важна для нынешних геополитических споров. Во-первых, эти земли были заселены. Во-вторых, там были построены красавцы-города: Мелитополь, Мариуполь, Херсон, Николаев, Одесса, Тирасполь.
          И еще одно важное деяние связано с освоением этого края: был создан Черноморский флот России.
          А возведенный Севастополь стал базой Черноморского флота. И вот туда назначен был в 1783 году капитан 1-го ранга Федор Ушаков, переведенный к новому месту службы с Северного Балтийского флота.
– Ушаков ведь бывал уже в этих краях прежде?
– Да, и не раз. Ушаков ходил на Керчь, Таганрог, Балаклаву. Так что для него это были знакомые места. Как, кстати, и Средиземное море. Вспомним, что он был участник того Средиземноморского похода, когда русские корабли пытались пройти в Черное море через Дарданеллы, а Турция не пускала их, и им пришлось возвращаться в Россию через Атлантику и Балтику.
          А теперь он был назначен командиром фрегата «Святой Павел». Этот корабль строился в Херсоне, потом сплавлялся по Днепру к Черному мору, оснащался артиллерией и затем прибывал в Севастополь…
          И на службе в эти годы Ушаков проявил себя как прекрасный администратор, сознающий свою ответственность за вверенных ему людей, пекущийся о них.
          На юге России тогда свирепствовала чума. Мор косил людей тысячами. Ушаков проявил необычайную распорядительность, и благодаря установленной им строгой дисциплине, принятым мерам у него не умер ни один моряк. Что он сделал? Он отвел корабль от берега, обложил его сухой степной травой и поджег ее, чтобы она постоянно курилась. Выставил бочки с уксусом, которым должны были все растираться. Организовал изоляторы. И заметьте: первый свой орден от императрицы Екатерины II он получил за этот свой первый подвиг спасения мирных людей. Это был орден святого Владимира.
– Во скольких битвах одержал победу Федор Ушаков?
– Он выиграл 43 битвы. Ни один из флотских командиров в мире такого количества побед не имел! Не было такого! Но эти победы стали возможны не только благодаря его личному мужеству, его таланту тактика, но и его дару воспитателя. У него был отлично подготовлен и обучен экипаж. Даже во время чумы он учил матросов взбираться на мачту, ставить паруса…
– А какая победа адмирала Ушакова, на ваш взгляд, самая блестящая?
– Самая потрясающая победа, которая вошла во все учебники, – при мысе Калиакра в Северной Болгарии в 1791 году, в ходе русско-турецкой войны.
 

Сражение у мыса Калиакрия 31 июля 1791 г. Художник А.Депальдо
          Ушаков тогда совершил маневр, пройдя между берегом и турецкой эскадрой, не дав с берега турецким батареям стрелять по нашим судам, потому что тогда бы под турецкий огонь попали и корабли самих турок. Он окружил, встал на ветер и разгромил полностью турецкую эскадру, которой командовал Али-паши, обещавший султану привести Ушакова в кандалах в Стамбул. И турецкий султан в ту ночь, когда получил известие, что его флот полностью разгромлен, подписал известный Ясский мирный договор, по которому земли правее Днепра отходили к России. Ну, а Крым еще в 1774 году был объявлен российским по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору. И Ушаков был одним из самых ярких проводников этого направления российской политики. Кстати говоря, за эти победы турки с восхищением и даже с некоторым страхом прозвали Ушакова Непобедимым Ушак-пашой. Этим объясняется и следующий факт: когда в конце XVIII века Павел I заключил союз с Турцией против якобинской Франции, он назначил Ушакова командующим объединенной русско-турецкой эскадрой.
– Турция легко согласилась на это?
– Турция пошла на это. Она, может быть, и не согласилась бы, если бы во главе эскадры был поставлен какой-нибудь другой флотоводец. Но силу Ушакова они знали. И вот в составе этой военной экспедиции Ушаков прошел через проливы Босфор и Дарданеллы и стал занимать Ионические острова. Они находятся в Ионическом и Адриатическом морях. Это часть бывшей Венецианской республики, которую французы захватили в 1797 году, расположив там свои гарнизоны. Ушаков постепенно с октября 1798 года освободил один за другим острова: Занте – очень мощный первый остров, Кефалинию – красавец-остров, Лефкаду… Оставался один остров, но какой! Это был остров Корфу.
 

Валерий Ганичев. Ушаков (ЖЗЛ) 
– Остров святителя Спиридона Тримифунтского!
– Да, остров святителя Спиридона Тримифунтского. Осада острова была тяжелой, не хватало продовольствия, денег. Ушаков свои собственные средства выделил на покупку провианта и теплых вещей. Теплых вещей не оказалось, купили женские халаты. Казалось бы, южный остров, южное море, зачем теплые вещи? Но совершенно неожиданно на Корфу выпал снег. Мокрый снег. Было холодно.
          И вот 19 февраля 1799 года Ушаков штурмует и берет крепость.      

          Им был предпринят целый ряд действий. Он поднял всё греческое население. Побывал у Константинопольского патриарха и попросил помочь с воззванием к грекам. И умело выстроил атаку на другие острова, чтобы французские гарнизоны, расположенные там, или сдавались, или бежали всё равно на Корфу. Корфу он взял в один день – 19 февраля. Французы капитулировали. Ушаков весь французский гарнизон посадил на баржи и отправил домой, но только с одним условием – не воевать больше против русских войск. Вот такое было проявление гуманизма, такое рыцарство, совершенно исключительное.
          На Ионических островах была образована независимая Республика Семи островов. Ушаков проявил себя здесь не только как флотоводец, но и как стратег, политик, дипломат, государственный деятель.
– Расскажите подробнее об этой странице биографии нашего флотоводца.
– Ушаков дал этим островам первую конституцию. Демократическую конституцию! А ведь в России о конституции в то время даже и помыслить было нельзя. Конституция Республики Семи островов была самой демократической конституцией в XIX веке в Европе.
           Ушаков дал республике государственный язык – греческий. Большинство населения островов были греки. Но местная элита была из венецианцев. А следовательно – католической. И самое главное деяние Федора Ушакова: он возвратил на острова православную епархию. Это был большой и серьезный шаг. Потому что с 1400-х годов на островах было католичество. В Керкире был избран митрополит, и началась православная страница в истории островов. Этот поход я оцениваю как великий православный поход по освобождению единоверцев. Ведь французы-революционеры были безбожниками, они издевались над верующими, в том числе и православными. И в отличие от крестовых походов европейцев, которые затевались якобы во имя Христа, но на самом деле, как мы помним, в один из таких походов был разграблен Константинополь, а православных крестоносцы уничтожали как иноверцев, Ушаков никого не притеснял. Он оставил на островах всех: и католиков, и людей иных исповеданий. Но он совершил очень высокую православную миссию.
– Какие еще деяния совершил наш прославленный воин?
– Страница, о которой мало знают: Ушаков со своими моряками освободил от французов сначала город Бари, затем Неаполь. И факт, который совсем почти никто не знает: Ушаков освободил Рим. Мы знаем, что солдаты графа Салтыкова освободили Берлин, Александр I – Париж. А о том, что Рим был освобожден русскими войсками, мало кто знает. Военный министр Д.А. Милютин, очень умный человек, в середине XIX века говорил: «За блеском побед Суворова как-то забыли блеск побед Ушакова». Суворов в это время освобождал Северную Италию.
 

 Адмирал Ф.Ф.Ушаков. Художник П.Бажанов
– Суворов мечтал быть мичманом у Ушакова…
– Да, в своей знаменитой реляции Суворов написал: «Ура! Русскому флоту!.. Я теперь говорю самому себе: “Зачем не был я при Корфу, хотя бы мичманом!”» Ушаков и Суворов были знакомы еще по Черноморскому театру военных действий. И по некоторым данным, Ушаков был в составе гребной флотилии при штурме Измаила. Кстати, есть картина, изображающая Ушакова и Суворова на берегу моря.
– Многие в мире хорошо знают английского адмирала Нельсона. Его превозносят, говорят о его подвигах. А ведь Федор Ушаков был его современником. Вы можете сравнить этих двух военных деятелей?
– Нельсон, конечно, великий флотоводец, но он проиграл ряд сражений. Он завидовал Ушакову. Хотя признавал его военный гений. Даже вел с ним переговоры.
          Но у Нельсона, как у личности, как у человека, было много отрицательных качеств. Он, например, приказал расправиться с французскими пленными и итальянскими республиканцами, захваченными после освобождения Неаполя – кстати, русской эскадрой Ушакова. Это была настоящая бойня.
– Валерий Николаевич, а сами греки сегодня помнят, кто за них сражался и умирал? 

– Работая над книгами об адмирале Ушакове, я собирал информацию в архивах Тамбова, Саранска, Ленинграда, Херсона, Одессы, Николаева, Севастополя, сумел пробиться в 1988 году на Корфу. В архиве Корфу я попросил: «Дайте документы про Ушакова». Мне отвечают: «Нет документов». Я опять: «Дайте документы 1798 года». Мне снова отвечают: «Нет таких!» В конце концов мне принесли документы за 1798 год, а на папке написано: «Русско-турецкая оккупация». Я, конечно, вспыхнул: «Ну как вам не стыдно! Ушаков вас освободил, он дал вам независимость. Он дал конституцию, дал греческий язык, митрополию, а вы пишите: “Оккупация”». Служащий покраснел и говорит: «Знаете, это определение дали англичане. На Корфу был их протекторат. Они дали нам свою хронологию, свои определения периодов истории».
 

Ф.Ф.Ушаков 
          Когда мы проводили в Греции первую конференцию, посвященную Ушакову, один депутат парламента Афин встал и говорит: «Мы ничего не знаем об этом. Какой-то Ушаков кого-то освободил, какая-то конституция… Где документы?» Через год он извинялся перед нами! А после перевода первого варианта моей книги об Ушакове, где рассказывается об освобождении Корфу, о преобразованиях на острове, греки, в том числе и на церковном уровне, заслуги Ушакова признали. Хотя, надо честно сказать, в народе всегда почитали Ушакова.
           Англичане думают так: там, где они, – свобода и демократия, а там, где другие – а Россия особенно, – это оккупация!
          Сейчас на Корфу ежегодно проходят дни памяти адмирала Ушакова.
          В 2002 году мы поставили на Корфу памятник флотоводцу. Это был первый памятник ему на островах. В 2004-м – второй, уже на острове Видо. В 2013 году – на острове Занте.
          И замечательно то, что памятник на Корфу стоит возле храма святителя Спиридона Тримифунтского. Каждый год мы совершаем там Литургию. Кстати, святитель Спиридон был тоже покровителем наших воинов. Знаменитая московская улица Спиридоновка – свидетельство этому.
           Ушаков в первый же крестный ход на Корфу шел вместе с монахами и нес мощи святого Спиридона Тримифунтского. Это очень знаменательно.
 

 Святой праведный Феодор Ушаков 
          Наш святой воин был верен Церкви на протяжении всей своей жизни. А из семьи Ушаковых прославлен не только воин Феодор, но и его дядя, оказавший на него огромное влияние: преподобный Феодор (в миру Иван Ушаков) был настоятелем Санаксарского монастыря. И то, что адмирал Ушаков похоронен в этой обители, в годы гонений спасло ее от разорения.
– Когда стало понятно, что Феодора Ушакова нужно прославить в лике святых?
– После ряда конференций и встреч с монахами, после изучения документов стала ясна духовная составляющая жизни православного воина Феодора Ушакова.
          Каждый раз перед походом и после его окончания он совершал вместе с моряками молебны, службы. В одном из найденных мною греческих документов есть такие слова: «Как славно, что русских возглавляет такой великий православный генерал, как Ушаков». Целых семь греческих церквей были предоставлены морякам и солдатам Ушакова. Почему? Потому что все молились! И когда стояли перед моряками Ушаков и князь Волконский – это было для них назидательным примером.
           Целых семь греческих церквей были предоставлены морякам и солдатам Ушакова. Почему? Потому что все молились!
          Необходимость прославления Феодора Ушакова мы обсуждали с владыкой Варсонофием, тогда епископом Саранским, а ныне митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским. Я говорил владыке: «Святой он! Все факты есть, есть святые останки». Владыка мне: «Ходатайствуйте!» Я написал письмо патриарху Алексию II. Святейший принял меня. Я изложил все факты. И патриарх сказал: «Если наш флот получит такого небесного покровителя – это будет чрезвычайно важно». А в то время у нас беда была с флотом: мы потеряли Балтику, мы потеряли Черноморский флот в Севастополе. Потом патриарх добавил: «Не только православный флот, но и все православные люди обрадуются».
          Прославление Феодора Ушакова как святого поддержал и почитаемый всеми старец Иероним, подвизавшийся в Санаксарской обители.
          И вот 5 августа 2001 года митрополит Кирилл – это тоже очень промыслительно: будущий Святейший Патриарх Русской Церкви – отслужил чин прославления святого праведного Феодора Ушакова.
– Расскажите о последних годах жизни святого.
– Выйдя в отставку, Ушаков уехал из Петербурга. Вельможа, богатый! Казалось бы, зачем уезжать из столицы? А он уехал в глушь. Построил дом возле Санаксарского монастыря. Как писал владыка Тамбовский, Феодор Ушаков «по целым седмицам проводил в келлии». Так что фактически он свою жизнь теперь посвящал Богу.
          Он был великий милоститворец. Раздал свои богатства женам убитых офицеров, солдат, отставным, создателям госпиталя. И вот за это еще Феодор Ушаков был в 2001 году официально прославлен как святой Русской Православной Церкви: память его мы празднуем 2/15 октября.
          И я вам первым расскажу о великом открытии. Мы обнаружили прижизненный портрет Ушакова!

С Валерием Николаевичем Ганичевым беседовал Никита Филатов
          Беседа состоялась в Доме Писателей на Комсомольском проспекте. Большой кабинет с иконами. На одном из столов – печатная машинка, журналы и книги. Впрочем, книги здесь повсюду. Тут время как будто остановилось. В левом углу – большая картина: Валерий Николаевич изображен в кресле на фоне иконы святого праведного Феодора Ушакова, чье имя русский писатель и прославил. И снова оно прогремело, и снова не только на всю Россию, но и на весь мир. Его боялись враги, им восхищались современники, его любили подчиненные и ненавидели трусы и карьеристы, которых и тогда, в XVIII веке было не меньше, чем сегодня.
          Валерий Ганичев – автор книг «Росс непобедимый», «О русском», «Слово. Литература. Отечество», «Ушаков». Материалы о жизни адмирала он собирал в течение многих и многих лет, чтобы они стали не только книгами, но и основанием для прославления Феодора Ушакова в лике святых.