суббота, 26 ноября 2016 г.

26/13 ноября - память святителя Иоанна Златоустого, архиепископа Константинопольского (407)


О ВЕЛИКОМ ДАРЕ СВЯТИТЕЛЯ ИОАННА ЗЛАТОУСТА
          Иногда ты почти тонешь в бушующем житейском море, захлебываешься от внешних суровых волн и внутренних нестроений.   Порой так сложно удержаться на этой тонкой золотой тропочке Православия. Иногда тебе кажется, что не хватит сил идти дальше…
          Но, оглядываясь назад в историю родной Церкви, ты (перефразируя известную строку из стихотворения Иосифа Бродского «Письма римскому другу») видишь не руины, а мощные непотопляемые скалы духа. И выбираешься на их спасительную твердость, выбираешься молитвенно или в духовном чтении, соприкасаясь с совершенно удивительными житиями, которые прошли сквозь этот мир по касательной, как сияющие кометы на черном бархате ночного неба.
          Это ощущение складывается от того, что угодники Божии изо всех сил старались жить на земле по небесным законам и постепенно, восходя из степени в степень, приобретали некую равноангельность, уже здесь становясь гражданами Царствия Небесного.
          Одним из таких подвижников, ставших великим учителем Церкви, был святитель Иоанн Златоуст.
          26 ноября по новому стилю установлен день памяти этого замечательного святого. Обычно днем памяти любого подвижника Божьего является день смерти – день, когда он соединился со Христом и вошел в рай, день его личного воскресения. Но в случае со святителем Иоанном все произошло немного иначе.
          Этот угодник Божий умер на самом деле 14 сентября 407 года в праздник Воздвижения Животворящего Креста. Ради праздника день его памяти был перенесен на 13 ноября по старому стилю (26 ноября н. ст.).
Примечательно то, что святой из-за великого смирения никогда не хотел быть ни Константинопольским Архиепископом, ни даже священником. В сочинении «Шесть слов о священстве», ставшим настольной книгой священнослужителей всех поколений, ясно видно, как он ужасается этого высокого равноангельного служения, как отчетливо он осознает все подводные камни и опасности священства, особенно в связи отношений с обществом. И в этом было что-то пророческое. Святитель Иоанн Златоуст четко описал именно те общественные нестроения, которые привели его, в конце концов, почти к крестному, мученическому бытию.
          Святой всегда тяготел к монашеской жизни, причем даже не общежительной, но отшельнической.
          Но Бог готовил ему иной удел. Светильник не мог укрыться под спудом. Он был поставлен на верху горы, где воссиял всем. Около 374 года после смерти возлюбленной матери Анфусы он удаляется в пустыню. Четыре года проводит в монашеской обители в постах, бдении и молитвах. Затем удаляется глубже в пустыню, где в уединенной пещере подвизается еще некоторое время. Суровая аскетическая жизнь и подвиги сказались на здоровье. У подвижника открывается желудочная болезнь, преследовавшая его всю жизнь. И он вынужден возвратиться в Антиохию около 380 года.
          В 381 году его рукополагают во диаконы. В 386 году – во священники. На момент иерейской хиротонии святому было тридцать девять лет.
          Ревностный пастырь, блестящий богослов, ритор, философ, получивший прекрасное как духовное, так и светское образование, он глубоко изучает Священное Писание. Но главным его даром, пожалуй, была проповедь.
          Известно, что исповедник произносил довольно длинные проповеди. Ему выносили кресло и ставили посреди храма. Он садился в него и начинал проповедовать. Эти гомилии проходили в виде живых бесед с верующими. Они активно участвовали в обсуждении вопросов. Проповеди святителя были яркими, образными и в то же время простыми, доходчивыми. Еще в Антиохии Иоанн получает прозвище Златоуст.
          Кроме того угодник Божий много времени уделял делам милосердия. При нем Антиохийская Церковь ежедневно кормила до трех тысяч дев и вдовиц, не считая заключенных, странников и болящих.
При этом сам святой жил очень просто. Питался скудно, одевался бедно, совершенно не обращая внимания на внешний вид. Однажды даже Александрийский Патриарх Феофил обиделся на него за то, что святой, уже будучи Предстоятелем Константинопольской Церкви, встречая его, накрыл скудный стол. На такие мелочи Иоанн Златоуст совсем не обращал внимания. Главной была душа, устремлявшаяся к Богу.
          В 397 году Константинопольская кафедра осиротела. Умер Архиепископ Нектарий. Внимание столицы было обращено на антиохийского подвижника, известность которого простиралась далеко за пределы родного края. Его рукополагают во епископа и возводят на Константинопольскую кафедру. Таким образом, святитель, сам того не желая, оказывается Предстоятелем Церкви.
          Константинополь того времени представлял собой печальное зрелище. Внешне это был христианский город, с пышностью отправляющий все обряды и богослужения. Внутренне же, сердечно язычество было очень сильно. Нравы императорского двора отличались распущенностью, знать утопала в пороках и роскоши, в то время когда народ влачил нищенское полуголодное существование.
          В этот погрязший в роскоши и грехах город и прибывает строгий аскет, праведник и молитвенник святитель Иоанн Златоуст. И великий золотой город – столица мира – его сломить не смог.
Константинопольский архипастырь вначале берется за главное – за исправление жизни духовенства. И примером такой благочестивой жизни был, конечно, он сам. Иоанн Златоуст отказывается от приглашений на различные увеселения да праздничные обеды, распродает богатое имущество Архиепископии: роскошные шторы, мебель, посуду, мрамор. Вырученные деньги пускает на содержание двух больниц и нескольких гостиниц для паломников. В открытую обличает посещение всяческих языческих увеселений – ипподромов, театров с распутными кровавыми постановками и проч. Конечно же, этим всем он вызывает немало гнева и озлобления для привыкших жить в роскоши.
          Архипастырь приобретает себе влиятельного врага в лице императрицы Евдоксии, жены императора Аркадия. В обличительном слове о суетных женщинах царица усматривает намек на себя. Последней каплей становится тот факт, что Евдоксия пыталась отобрать виноградник у одной знатной вдовы, недавно потерявшей мужа. Константинопольский Архиепископ становится на сторону вдовы и защищает несчастную женщину от царского произвола.
          Евдоксия начинает интриговать против святителя. Под ее покровительством на царской вилле «У дуба» созывается собор во главе с Александрийским Патриархом Феофилом и некоторыми египетскими епископами. Они осуждают Иоанна по сфальсифицированному обвинению в оригенизме. Святителю присуждают ссылку.
          Народ же его очень любил. На улицах Константинополя произошло сильнейшее волнение. Феофилу пришлось спасаться бегством. У храма, где пребывал святой, столпился народ, решивший защищать своего архипастыря. Но святитель поступил как истинный последователь Христа. Он так же, как и Спаситель, повелевший святому первоверховному апостолу Петру вложить в ножны меч, сам добровольно сдался во избежание кровопролития. Той же ночью в столице произошло землетрясение. Испуганный император освободил святителя и вернул ему кафедру.
          Но все равно это продолжалось недолго. Вскоре в Константинополе воздвигли колонну в честь Евдоксии. Начались игрища и почти языческие пиршества. Шум мешал проведению храмового богослужения. Никакие увещания и жалобы святителя Иоанна Златоуста не действовали. Тогда он публично обвинил императрицу, назвав ее беснующейся, неистовствующей Иродиадой. И снова интриги и ссылка на далекий Кавказ.
          В сам день Пасхи 404 года, во время богослужения, Иоанн был взят под стражу. Некоторое время он пребывал под домашним арестом, потом его отправили в Вифинию. Затем еще дальше – в селение Кукуз в Малой Армении. Здесь он проводит в нужде и лишениях три года. Но Евдоксии этого было мало. Ему назначают новое место ссылки – Питиунт (современная Пицунда в Абхазии). Страже дается задание примерно следующего содержания: «Если не дойдет, то это будет хорошо». Представим себе, дорогие братья и сестры, это путешествие! Эту медленную пытку, превращенную в настоящее мученичество! До Питиунта святитель Иоанн не доходит. В местечке Команы силы покидают его. Возле склепа мученика Василиска ему является этот угодник Божий и укрепляет словами: «Не унывай, брат Иоанн! Завтра мы будем вместе». Здесь же, в Команах, причастившись Святых Христовых Таин, святитель Иоанн Златоуст со словами «Слава Богу за все!» отошел ко Господу 14 сентября 407 года. В праздник Воздвижения Честного Животворящего Креста Господня он воздвиг из своей жизни и свой крест во славу Божию.
          Автор Литургии, многих богословских сочинений, вошедших в сокровищницу святоотеческой мысли, труженик на ниве Христовой, много боровшийся за чистоту Православия с ересями, имеющий также отношение и к нашей стране (поставил в Крыму епископа), стал воистину драгоценным алмазом в деснице Божией – драгоценной звездой, сияющей нам Христовым светом на духовном небосклоне.
Константинополь же после осуждения праведника подвергся бедствиям. Пожар обратил в пепел здание сената, на Византию обрушились опустошительные варварские полчища, а в 404 году (тогда же и был осужден святитель) умерла царица Евдоксия.
          В 438 году ученик святителя Иоанна Златоуста Патриарх Константинопольский Прокл произнес в храме похвальное слово страдальцу Христову. Народ не дал ему закончить. Люди стали умолять Патриарха о ходатайстве перед императором за то, чтобы вернуть мощи святителя в столицу. Это и было сделано. Сын Аркадия и Евдоксии Феодосий II отправил за мощами посольство на Кавказ. Но посланники не смогли взять мощи. Тогда император написал святому покаянное письмо, в котором просил простить своих родителей за совершенный ими грех перед ним. Письмо было прочитано перед гробницей. И после всенощного бдения святой позволил взять свои мощи. По перенесении в Константинополь они были поставлены в храме святой мученицы Ирины. От них произошли исцеления.
          День и ночь толпы народа шли к любимому святому. Утром мощи были внесены в церковь Святых Апостолов. Когда рака была поставлена на патриаршем престоле, народ едиными устами воскликнул: «Прими престол свой, отче!» – и те, кто ближе всех стоял к раке во главе с Патриархом Проклом, увидели, как святитель Иоанн Златоуст открыл уста и произнес: «Мир всем!»
          И сейчас, странствуя, а иногда и утопая в волнах житейского океана, хочется верить, что это архиерейское святое благословение праведника простирается и на нас – христиан XXI столетия. А слова святого мученика Василиска тоже, мне кажется, можно перефразировать в «Не унывайте, братья и сестры, завтра в восьмой день – мы будем вместе».
          И в сердце, несмотря на грозную бурю, рождается в муках и страданиях Пасха. Ведь Господь наш Иисус Христос, как тогда, в начале V века, так и сейчас, – с нами и в нас. Главное, пожалуй, с Божьей помощью никогда этого не забывать.
Святителю отче Иоанне Златоусте, моли Бога о нас!
Автор: иерей Андрей Чиженко