вторник, 29 ноября 2016 г.

Кто мы и куда мы движемся, где наше место в этом мире, в чем неповторимость русской цивилизации, каковы ее задачи и цели.


НАМ НАДО ОСОЗНАТЬ: РОССИЯ – ЭТО ОСОБАЯ ДУХОВНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ
          Вопрос исторического пути России, ее места в мире, цивилизационных и духовных задач, не терял своей актуальности никогда. Кто мы и куда мы движемся, где наше место в этом мире, в чем неповторимость русской цивилизации, каковы ее задачи и цели. 
          Об этом и многом другом мы беседуем с директором Российского института стратегических исследований генерал-лейтенантом Леонидом Петровичем Решетниковым.
– Леонид Петрович, как общественный и государственный деятель, исследователь и историк, вы часто обращаете особое внимание на вопросы цивилизационного развития России, ее прошлого и будущего. Этому посвящена ваша книга «Вернуться в Россию» и реальные дела, непосредственно с этим связанные: забота о русском наследии за рубежом, о том, что почти уже было предано забвению. Какие цивилизационные вопросы вас лично беспокоят больше всего, и какие направления вашей личной деятельности в этом контексте наиболее важны?
– Для начала скажу, что РИСИ – это аналитический центр, аффилированный к Администрации Президента. Наша основная задача – это анализ всех процессов, происходящих за территорией России и представляющих интерес для России. В разных областях: от НАТО, ЕС, США до вопросов экологии и спорных вопросов истории и международных отношений. Этим мы занимаемся непосредственно и очень много. Безусловно, эта работа так или иначе сталкивается с теми вопросами, которые вы затронули. 
          Кроме того, я являюсь и президентом фонда «Наследие. Русский Лемнос». Этот фонд занимается восстановлением исторической памяти нашего народа о тех временах и событиях, которые последние 100 лет старались не вспоминать. Как исследователь-международник, балканист и историк, я уже продолжительное время утверждаю, что Россия – это не страна, это – цивилизация. Я и мои коллеги так к этому подходим. Несколько раз в прессе я уже вспоминал, как Жак Ширак однажды в Петербурге, обращаясь к нашим руководителям и СМИ (кажется, это был саммит 2006 года), сказал: «У вас все время спорят, с кем должна быть Россия – с Западом или Востоком. А разве у вас не понимают, что Россия – это отдельная цивилизация?! Ей все дано: героический народ, огромные территории, запасы – все как для отдельной цивилизации».
          Еще в середине 80-х годов прошлого века я пришел к мысли, что мы неправильно понимаем нашу страну, называя ее державой, государством, ведь это самая настоящая цивилизация. Подобно Византийской и другим цивилизациям. Конечно, по нам, как и по Византии, был нанесен страшный удар для того, чтобы мы потеряли эту важную цивилизационную роль, отказались от нее, стали бы псевдоцивилизацией, каковой мы в итоге и были на протяжении более чем 70 лет – этот временной отрезок равняется ни много ни мало одной человеческой жизни. Эта жизнь прошла, и сейчас мы в некоем состоянии «между». А в последние годы наконец стали говорить вслух о том, что мы именно цивилизация. Начали говорить о той роли, которая отведена Господом нашему русскому народу: быть создателем, стержнем цивилизации, которая является альтернативой западному миру.
          В книге «Вернуться в Россию» речь идет о путях, которыми шла или пыталась идти наша страна. Первый путь – это путь государства, возникший еще до Христа, когда государство превыше всего и человек служит ему. Эта модель неоднократно реализовалась в разных районах мира, в том числе у нас и на наших глазах. Мы являемся современниками тоталитарных государств: советского государства, немецкого государства и многих других. Это путь мощнейшего этатизма.

          Вторая форма появилась уже после пришествия Господа нашего Иисуса Христа – это государство-человек. Такая либеральная форма, которая сама вырождается и превращается в ту же этатистскую форму.
          И третий путь – это путь Христа, то есть наша цивилизация. Меня всегда смешит, когда я читаю идейную часть программ различных партий. Ведь у нас уже есть такая программа – Евангелие. И Россия так и строилась как цивилизация Христа. Другое дело, что построить такую цивилизацию непросто, она как жизнь христианина: ошибаешься, грешишь, падаешь, но выпутываешься, встаешь и идешь дальше. Так же случилось и с Россией: у диавольской стороны стояла задача сбить ее с этого пути, и это удалось.   Сейчас важно встать и вернуться на свой естественный путь развития, то есть вернуться в Россию. Этот подтекст присутствует во всех наших усилиях – и института, и фонда. Когда мы анализируем, например, политику США, то мы исходим именно с этой точки зрения: кто на каком пути находится, и кто чего хочет.
          Но как же вернуться на наш исторический путь? Без христианизации большей части населения, без верующего народа сделать это практически нельзя. Проблема еще в том, что мы – нация, живущая в атмосфере исторических мифов. Например, если об историографии дореволюционного периода мы можем говорить как историографии с элементами тенденциозности, то об историографии послереволюционного периода мы можем говорить как историографии вранья и создания мифов. Вся история России – перевранная. Огромное количество мифов, и они мешают понять и принять наш цивилизационный путь, путь Христа, прийти в Церковь. Мы стараемся и в рамках работы нашего института очищаться от таких мифов. Один из них – это, конечно, «великая октябрьская социалистическая революция» и последовавшие после нее события. Часто приходится работать в архивах, и, когда читаешь исторические документы, понимаешь, какая это трагедия людей, страшная трагедия. Многие и до сих пор не понимают, кто за что боролся. Тогда немало людей хотя бы на подсознательном уровне почувствовали, что они теряют Россию, что речь идет о закрытии России и создании нового проекта. Они понимали, что страна исчезает.

– Леонид Петрович, хочется затронуть еще одну важную тему, которая вроде бы и присутствует в общественной жизни, но пока находится где-то на периферии сознания. Мы стоим на пороге 100-летия одних из самых трагических событий в истории России. В марте следующего года будет вековая годовщина того, как Россия утратила монархическую власть. По сути дела, практически с того самого момента Россия с почти тысячелетней традицией стала совсем иной. По крайней мере, если говорить о формах государственного правления. А 17 июля 2018 года будет 100-летие со дня убийства последнего императора – царя-мученика Николая II – и всей его семьи. Если мы сейчас говорим о возрождении исторической памяти, о том, что мы многого не знаем, не помним о каких-то людях и героях, исторических личностях, то все-таки номер один в этом списке – это государь император Николай II и царская семья.
– Я согласен с такой постановкой вопроса. Почему во всем мире личность императора Николая II остается не понятой и не принятой? Потому что его убивали не просто как Николая II Романова. Его зверски уничтожили, потому что надо было уничтожить знаковый смысл нашей цивилизации.   Ведь монархия ­является нашим смысловым стержнем. И император уничтожался, прежде всего, как носитель этого смысла, а не потому, что он что-то сделал или чего-то не сделал, был слабый или сильный, как об этом сейчас любят разглагольствовать. События 1917 года и убийство в 1918-м стали венцом слома Русской православной цивилизации. Они уничтожили ее смысл, и в этом была победа диавольских сил. Не просто расправились с «деспотом», «злобным царем», «Николаем Кровавым», как они внушали и внушают народу. Нет! Они уничтожили смысл нашей цивилизации.

          Мы сейчас говорим, что надо очистить образ царя-мученика от наветов, а он давно признан Господом! Не нужно его очищать: Николай II чист и светел, он святой. Не образ нужно очищать, а надо всем понять, почему это произошло 100 лет назад. Ведь до сих пор как только скажешь о Николае II что-нибудь положительное, то тут же подвергаешься мощнейшей атаке либералов, коммунистов, сталинистов, атеистов, представителей секс-меньшинств и просто дураков. Задумайтесь: почему это так происходит? Почему их так раздражает имя Николая II? Только потому, что он совершил христоподражательный подвиг и тоже взошел на свою Голгофу. И второе: потому что он был знаковым смыслом нашей цивилизации. Поэтому и Православную Церковь с такой яростью уничтожали, буквально сравнивая ее с землей. Также поступали с государем и памятью о нем, его светлым образом.

          Многим исследователям этого вопроса я постоянно напоминаю, чтобы прекратили говорить об отречении государя. Произошло свержение царя путем заговора! Это был очень хорошо организованный гнусный заговор. Загнали поезд на станцию Дно, окружили, изолировали… Мы часто говорим «отречение государя», и в результате обычный человек представляет себе такую картинку: сидит государь на троне и объявляет придворным манифест об отречении. А императора на самом деле просто загнали в угол, лишили какой-либо информации, отрезали от своих соратников. Генерал Сахаров, командующий армией, потом написал, что его генералы Алексеев и Брусилов просто обманули: сказали, что государь сам просит об отречении. Так ему, командующему фронтом, сказали участники заговора. И он был не единственным, кого подобным образом провели. Многие поддерживающие царя были обмануты. Недаром государем были написаны слова: «Вокруг измена, трусость и обман». А мы все повторяем: «отречение государя, отречение государя», как бы возлагая на него основную вину и забывая, что все было организовано определенными людьми и определенными силами. И то, что в итоге произошло его жестокое убийство, – результат этого заговора.

          Но главное, что мы должны говорить об акте уничтожения смыслового символа нашей империи, смыслового символа нашей цивилизации – монарха, государя, последнего, кто олицетворял тысячелетнюю Россию. Враги прекрасно понимали, что они уничтожают не Николая II, а тысячелетнюю историю в его лице. Но все равно, несмотря на все старания, диавольским силам не удается уничтожить смысл нашей цивилизации, имя царя-мученика.
– Да, но при этом получается, что они лучше понимают сакральный смысл всего происходящего, чем мы как носители этой цивилизации. О чем и свидетельствует и эти реакции, и активность в этом направлении. Вот в чем проблема.
– Да. Это так. У нас еще очень многие не понимают, что мы особая цивилизация. А тот, кто говорит, что он понимает, все равно часто не до конца осознает глубину содержания термина «Русская цивилизация». Нередко наталкиваешься на невосприятие веры, невосприятие Бога, невосприятие Христа, то есть неразвитость религиозного сознания, этакий полуатеизм. Все, кто критикует нас за наш цивилизационный подход, не воспринимают Христа и православную веру. Поэтому рождаются всякие ереси вроде «православного» сталинизма. Без глубокого религиозного понимания не обойтись.
– Леонид Петрович, какой лично вы видите будущую Русскую цивилизацию? Какими характеристиками она должна обладать, чтобы быть жизнеспособной? Когда заходит речь о цивилизационном развитии России, одни говорят о необходимости провести везде интернет, чтобы все стало замечательно, кто-то обещает поднять пенсии… Коммунисты в советское время говорили приблизительно в таком стиле: у нас будет много чугуна, молока и мяса, а наши дети «будут все играть на арфах». Потом, правда, все эти дети переубивали друг друга в 1990-е. Понятно, что такие цивилизационные подходы провалились. Ясно, что социальная справедливость нужна, но это еще не выход, строго говоря. Чтобы цивилизация существовала, нужно что-то очень серьезное. Серьезные и в то же время новые основополагающие установки, идеология, вера и цель…
– Когда изучаешь исторические процессы, то соглашаешься, что история – это спираль. Всё возвращается на новом витке. Но еще история – это правда. Мы сейчас находимся в ситуации, когда у нас есть перспектива возвращения на новом витке к традиции, к духу, к вере. Мне кажется, пока в головах не произойдет переосмысление всего, что мы сотворили за последние 100 лет, нам будет очень сложно двигаться вперед. Занимая определенные государственные посты, я видел, что самое эффективное сотрудничество получается с теми людьми, которые исповедаются и причащаются. Может быть, некоторые из них в узкопрофессиональном смысле несколько менее подготовлены, но практика показывает, что это не самое главное. Иногда новичок более надежен, чем видавший виды профессионал, но который без царя в голове, как говорили на Руси. Пока у нас не сложится прослойка людей, руководствующаяся в своей жизни высшим смыслом, верой, которая и есть смысл жизни, нам трудно идти вперед.

          У нас и сейчас говорят, что ты должен быть патриотом. Должен служить Родине. Но если ты миллион не заработал, то ты «лох». То есть произошло смешение понятий. Считается, если человек работает только за зарплату, то он тоже «лох», каким бы талантливым и замечательным он ни был. Нам надо потихоньку очищать это поле от думающих так людей, избавляться от них. Когда руководитель Управления по борьбе с коррупцией является сторожем «общака» или сам участвует в этом – это же абсурд! Кстати говоря, это является последствием разложения советского общества. Ведь все эти люди – киллеры, проститутки, банкиры, жулики – они же не с Луны упали, это все бывшие наши партийцы, коммунисты, комсомольцы. Это продукт разложения советского общества. Еще во времена СССР сформировался культ потребления, а сейчас все переросло в потребительский дух. Пока мы морально и духовно не выйдем на дорогу веры, нам очень трудно будет конструировать государство. А то у нас многие продаются. Какая гарантия от этого? Только если человек причащается. Он тоже может продаться, но вероятность этого намного меньше.
          Наше моральное состояние все еще очень тяжелое. Конечно, оно улучшилось за последние несколько лет, но все не так просто, поэтому и созидать в государственном строительстве так тяжело. Как созидать, когда человек постоянно думает, сколько ему будут платить, сколько ему могут отрезать, сколько он у кого-то может отрезать?.. С этими мыслями созидать не будешь. Конечно, можно пойти по пути этатистскому: поставить еще одного контролера, чекиста, который будет хватать за руку, сажать, но этот процесс когда-то заканчивается: потом приходится сажать тех, кто сажал. Расстреливать тех, кто расстреливал. Это мы уже проходили. Такой своеобразный перпетуум мобиле ни к чему хорошему не приведет, только к распаду системы.
          Спасение сокрыто только в моральном росте нашего народа, и это очень долгий путь. Но другого нет. Если сложится высокоморальная атмосфера, тогда легче работать над созиданием государства. Тогда уйдут в сторону цели, которые сейчас доминируют. Пару лет назад я вынужден был ждать полчаса на улице в центре Парижа и начал считать «мерседесы». Насчитал три. А здесь в Москве очень многие ездят на дорогих машинах. Откуда это у нас взялось? Русский человек всегда был скромным. Он стремился к достатку, но стеснялся щеголять своим богатством, хвастаться, а сейчас это стало соревнованием: кто своей жене или подруге какую машину купит. Этот дух нам очень сильно мешает.
          Считаю, что у Президента очень трудная задача: кого назначить на руководящий пост, кто совестлив, у кого жив голос совести? Ведь хороший руководитель – это не только профессионал, но и человек с голосом совести. Если его совесть не ест, то он сам есть начинает – и людей, и деньги. И примеров перед нашими глазами множество. Это тяжелейшая задача – кадровая. Она всегда была таковой, но сейчас все многократно усложнилось.
          Наш цивилизационный путь – это, прежде всего, сердечный и духовный путь. Если мы выровняем состояние сердца, то мы найдем пути и начнем созидать государство. В истории есть много тому примеров. У нас огромный опыт, но мы стали слишком примитивно копировать Запад. Вплоть до того, что Конституция у нас написана в духе американской. И многие в советское время мечтали о том, что у нас все будет как на Западе. Сейчас же нам надо возвращаться к истокам. Без духовной победы внутри себя мы Россию не сбережем.
С Леонидом Решетниковым беседовал иеромонах Игнатий (Шестаков)