среда, 5 апреля 2017 г.

Бороться с «группами смерти» невозможно, потому что их просто нет, уверена психолог Катерина Мурашова



«Групп смерти не существует»
          Лишь 1% подростковых суицидов в России связан с группами смерти в социальных сетях. Об этом сообщил заместитель начальника главного управления по обеспечению охраны общественного порядка МВД России Вадим Гайдов.
          С полицейским не согласны эксперты, которые общаются с трудными подростками. По мнению семейного психолога, автора книг для подростков, номинанта международной литературной премии памяти Астрид Линдгрен Катерины Мурашовой, никаких «групп смерти» вообще не существует. 
Истерию вокруг «групп смерти» можно объяснить желанием «закрутить гайки» в интернете.

— Почти год тема о подростковых группах смерти не сходит со страниц прессы. Что происходит?
— Истерия из-за так называемых групп смерти — это обычное общественное явление. Периодически нас накрывают подобные «волны».
          Здесь необходимо говорить о трех феноменах. Первый — реакция группирования у подростков. Она есть и у животных. Например, молодые павианы и вороны сбиваются в группы. В группах молодежь обучается социальному взаимодействию и отражению нападений.

Уже не дети
          Второй феномен — дети и подростки любят опасные тайны. Вспомните страшные истории, которые ребята рассказывают друг другу в пионерских лагерях. Из разряда «одна семья купила черную занавеску и что из этого вышло». Сюда же можно отнести споры, «а слабо или нет» тебе одному пойти ночью на кладбище. Это все тайны с мистическим уклоном.
          Третий феномен характерен для незрелого интеллекта — поиск теории заговора. Кто-то обязательно должен все эти нехорошие вещи устраивать. Например, во времена моего детства циркулировала идея, что стаканы в автоматах по продаже газировки специально сифилисом заражают иностранные шпионы.
          В случае с группами смерти все три фактора совпали. Есть реакция группирования: все носят заклепки — и я ношу заклепки, все ловят покемонов — и я ловлю покемонов, все ставят на аватарки синих китов — и у меня должна быть аватарка с синим китом. Опять же имеется некая опасная тайна с размышлениями о смерти, любовью-морковью и накручиванием себя на тему, что меня никто не понимает. И, конечно же, теория заговора. За всеми этими группами смерти должен кто-то стоять, некий доктор Зло из дешевого голливудского фильма.
          Но большинство таких явлений пофункционируют некоторое время — и сами по себе умирают.
— Чтобы эта истерия стала действительно массовой, наверное, нужен и запрос на нее?
— Запрос тоже должен быть. Например, истерию вокруг групп смерти можно объяснить желанием «закрутить гайки» в интернете. Или, скажем, родители хотят как-то объяснить детям, что сидеть в интернете вредно. Можно попугать их группами смерти. Но никакого отношения к реальности все это не имеет. Нет никаких массовых самоубийств, инспирированных интернетом. Их не было и не будет! Человека в принципе нельзя довести до самоубийства через интернет. У нас очень мощный инстинкт самосохранения. Подростки, которые кончают жизнь самоубийством, делают это, потому что жизнь у них не сложилась в реале.
— Сегодня нас накрыла истерия по поводу «групп смерти», а раньше какие волны были?
— Можно вспомнить ситуацию с «детьми индиго», которые, как утверждалось, чуть ли не представляют новую расу людей. Мамочки начали группироваться в интернете и обмениваться мнениями о том, что их дети лучше всех. Но есть теория заговора — этих детей никто не понимает. Это же был бред сумасшедшего. И где теперь «дети индиго»?
          Были смешные случаи. После выхода песни «Нас не догонят» группы «Тату» ко мне стали массово приходить девочки. Утверждали, что они лесбиянки и их никто не понимает.
          А несколько лет назад меня пригласили в Смольный на совещание в качестве эксперта. Обсуждали тему «Что нам делать с компьютерными клубами». Говорили, что в них дети зомбируются, что школьники воруют деньги для того, чтобы спустить их на компьютерные игры, и вообще, что в этих клубах уже кто-то умер. Предлагали пускать туда только по паспорту. Я посмотрела на собравшихся круглыми глазами и сказала, что ничего не надо делать, а просто подождать. Скоро в каждом доме будет компьютер, и проблема клубов отпадет сама собой. Так и произошло. Но дети массово не прогуливают школу ради компьютерных игр.
— Сейчас в петербургском СИЗО сидит Филипп Будейкин — администратор одной из так называемых «групп смерти». В своих интервью он прямо заявлял, что подталкивал подростков к суициду. Даже называл количество покончивших с собой. А вы говорите — ничего нет?
— Парень влип, а теперь щеки дует. Никого он ни до чего не доводил. Несчастная слабоумная жертва, повернутая на "лайках".
— Всеобщая истерия началась со статьи в «Новой газете». Там утверждалось, что прочесть материал обязан каждый родитель…
— Ужасный материал, очень неприятный. Понаделали компиляцию из всего, что только можно. Но факты собрали профессионально. В том смысле, что эффект был достигнут. Еще раз повторю: бороться с группами смерти невозможно, потому что их просто нет. Никто массово детей до самоубийства не доводит.
— Что же тогда может побудить молодого человека наложить на себя руки?
— Хронически неблагоприятная ситуация в реальной жизни. Подросток изгой в классе, у него плохая ситуация в семье, он психически нестабилен. И на фоне этой хронической нестабильности должна случиться еще какая-то острая ситуация. Вот, например, девочка живет с папой-алкоголиком, который ее домогался годами. Потом она встретила парня, который, как ей показалось, ее полюбил. А он в итоге ей говорит: «Ты мне не подходишь, ты грязная». Плюс нестабильная психика. Вот тут подросток может покончить жизнь самоубийством. И сделает он это не потому, что какой-то школьник создал группу в интернете.
Сети смерти
— А почему эту истерию так легко подхватывают родители?
— Потому что они в ней отчасти заинтересованы. Надо же на кого-то переложить ответственность за то, что их дети несчастны. Это очень удобно. Почему моя девочка вся раскрашена синим и зеленым? Что это она режет себе руки и постоянно говорит о самоубийстве? Так это потому, что ее в интернете до этого доводят! А посмотреть, сколько раз в день они разговаривают со своей девочкой о погоде и природе, родители не хотят.
— Когда к вам на прием родители приводят своих «суицидников», а вы им говорите: «Успокойтесь, никаких „групп смерти“ нет», как они реагируют?
— Реакция разная. Иногда выясняется, что в школе было родительское собрание. Учителя просили проявить бдительность. И родители говорят потом, что они так и думали, что все это бред, только хотели получить подтверждение своим мыслям.
          А люди с незрелой психикой утверждают, что в интернете сидят страшные злодеи, которые только и желают, что погубить наших детей, а вы просто не в курсе. Эти родители просто начинают паниковать. Есть роман Дугласа Адамса «Автостопом по галактике» — это такая «хипповская библия». Главный лозунг этого произведения: «Не паникуй». А у нас взрослые, попав в поле массовой истерии, не пересматривают свое родительское поведение. Они не начинают больше общаться с детьми. Они начинают паниковать и требовать запретов. И не важно, что запрещать — группы смерти или интернет в целом.

С психологом Катериной Мурашовой беседовал Александр Калинин