понедельник, 22 мая 2017 г.

О святителе Николае


          Беседа с доктором церковной истории, профессором Сретенской духовной семинарии Алексеем Ивановичем Сидоровым о житии этого святого, о том, почему на Западе закрепился карнавальный образ Чудотворца, а на Руси святитель Николай по-прежнему особенно почитаем.
– Алексей Иванович, скажите, как могло такое случиться, что святитель Николай, великий святой, именуемый «образом кротости», на Церковном Соборе ударил Ария?
– Надо быть очень внимательными к словам. Вот мы говорим «образ кротости», а что такое кротость? Кротость, смирение – это не раболепство и не порабощение человеческое. Эти слова имеют совсем другой смысл. Вот святые отцы, к примеру, разделяли печаль мирскую и печаль по Богу. Одно и то же слово, а включает совсем иные смысловые контексты. Мы говорим о Боге, что это бесстрастнейшее существо и в то же время говорим о праведном гневе Божием.
          А это заушение очень понятно: это стояние за истину. Святитель Николай бил ересь. Он не только образ кротости, но и правило веры.
          Как, например, мог преподобный Сергий Радонежский благословить Дмитрия Донского на кровопролитие, на битву? И послать даже своих чад духовных на эту битву. Почему? Потому что это было стояние за Русь, за Родину, а значит – за Православие, за истину.
          И ради этого, именно как стояние за истину, святитель Николай и позволил себе такое. А его потом даже на какое-то время отстранили от епископства, чуть не в темницу посадили, но вскоре правота его обнаружилась. Некоторым отцам Собора открылось, им было дано видение, что святитель Николай невиновен.
          Так что нельзя поступок святителя оценивать в категориях человеческой психологии. Что вот, мол, подошел и кому-то как следует врезал. Это совсем другой тип, иной уровень. Онтологически даже иной. Это духовный уровень. И совсем иное отношение к врагу истины. Этот супротивник – типично одержимый бесом, гордыней, человек, несущий противоправославное учение.

Святитель Николай спасает утопающих
– Скажите, а что бы вы выделили в житии святителя Николая как главное?
– Он «скорый помощниче». Очень трогательна эта история, повествующая, как святой подбрасывал золото трем сестрам. Ведь решалась судьба людей! А он положил эти деньги, и изменилось в грешном мире что-то очень серьезно. И три девушки не попали, говоря современным языком, в бордель. В пучину греха. А ведь неизвестно, как это погружение своих дочерей в грех пережил бы их отец, он, может быть, умер от горя. Святитель спас и его. Удержал от греха.
          Житие святого необыкновенно, и всегда берет за душу.
          Чудеса святителя всем известны. А помните, как он спас утонувшего младенца? Как родители убивались: младенчик утонул!.. Вы представляете, какое для них это было горе? Казалось бы, ко всем скорбям мы, православные, должны относиться мудро и по духовному. Всё правильно. Вот только смерть твоего ребенка, этого невинного младенца, на которого столько надежд возлагалось, – очень тяжелая скорбь. Да, в России есть поговорка: «Бог дал – Бог взял», и кто-то к смерти ребенка так и относится. А другим это тяжко. И может быть, родители того упавшего в воду младенца не пережили бы этого. Святитель спас не только ребенка – он спас и его родителей. Вот это очень важно.
          А житие святителя удивительное, там много глубоко поучительного.
– Алексей Иванович, святителя Николая почитают все христиане. Но в массовом сознании Запада сказочный образ Санта Клауса потеснил истинное, религиозное почитание Мирликийского Чудотворца. Как такое произошло?
– Я бы вас поправил: не просто потеснил – затмил. Это очень серьезное явление. Тут мы сталкиваемся с наглядным примером общеизвестного факта, о котором все много говорят и много пишут, – дехристианизации Запада.
          Во времена нашей молодости очень ценились, как у нас говорят, европейски образованные люди. Запад, в советское время отделенный «железным занавесом», притягивал нас своей культурой: античная философия, немецкие классики, Герман Гессе… А потом я стал замечать, особенно в последнее время, резкое изменение своего отношения к Западу, к Европе. Если раньше, когда говорили: «европейски образованный человек», это звучало как похвала, то сейчас это понимается как «евросодом». Вот только не говорят: «содомообразованный человек» – потому что звучит, мягко говоря, неприлично.

Мраморный престол над мощами свт. Николая в крипте базилики, Бари (Италия). Фото: А.Поспелов / Православие.Ru
          Вот она, благодать от мощей святителя Николая. А Западу это уже не интересно!
          Дехристианизация Запада сказалась и на судьбе святителя Николая. Ведь он там, в Бари. Я там был один раз и очень счастлив, что присутствовал на службе у мощей святителя. Благодать там необыкновенная! И я вот думаю: как же они этого не чувствуют? Вот она, благодать от мощей святителя Николая, а Западу это уже не интересно. И у них появился вместо святителя Николая Санта-Клаус. Конечно, была Реформация… об этом написано тоже достаточно много. При Реформации произошла, говоря ученым языком, десакрализация этого величайшего святого. И особенно она заметна в Америке: там святитель Николай превратился в этакого дедушку, который не прочь и выпить, и погулять, и вообще очень даже симпатичный и добродушный. Насколько я знаю, в Америке уже забыли, что, собственно, такое Рождество. Многие, по крайней мере. И это трагедия.
          Да, на Западе есть люди замечательные, хорошие. У меня там и друзья есть среди католиков. Они очень переживают эту трагедию дехристианизации, десакрализации вообще всего мироощущения. Но эти наши дружеские отношения нисколько не влияют на мировоззрение: я понимаю их трагедию, но я понимаю и другое. Вот иногда говорят: «церкви-сестры, нам надо… мы в одной лодке…» Да не в одной мы лодке! Мы в разных лодках. Их лодка тонет и потонет. Судя по всему, другого пути у нее нет. А если мы прикрепим свою лодку к той, то и потонем вместе с ней. Поэтому судьба святителя Николая – это для нас образец, парадигма того, что происходит сейчас на Западе.
– А на Руси образ святителя Николая, напротив, очень почитаем.
– Это общеизвестный факт. И меня всегда поражало, как почитаем Никола. Куда ни поедешь – Никольский храм. Всюду! Почему у нас, в России, такое почитание? Честно признаюсь, затрудняюсь объяснить это. Полюбил почему-то святитель Николай Россию. Это благодать Божия. Он скорый помощник. Он приходит к нам, он нас постоянно оберегает.
          Когда мы святым молимся, они же здесь. Но это тайна необычайная, это то, что греки называли μυστήριον, – удивительное таинство присутствия здесь святых. А почему святой избирает вот такую-то землю? Может, потому, что мы и предки наши его особенно полюбили? Ведь, действительно, издавна, еще с Древней Руси, у нас любили святителя Николая. И происходит своего рода синергия. Наши предки обращались, мы обращаемся. И он действует, он нас любит, он о нас заботится. И сейчас усерднее нам бы надо было молиться святителю. Времена наступают тяжелые, сложные. А святитель Николай может мно-о-ого нам помочь, нашей любимой России, нашей Родине.

Алексей Иванович Сидоров
– Не могли ли бы вы рассказать о каком-нибудь событии из вашей жизни, когда святитель Николай оказал чудесную помощь?
– С моей младшей внучкой был такой удивительный случай. Несколько лет назад, когда она еще девчонкой была. Пошли купаться. Она отплыла далеко, и какой-то мальчик поплыл следом. Он, как оказалось, не очень-то умел плавать, а течение было довольно быстрым. Мальчик начал тонуть. Внучка бросилась на помощь – он вцепился в нее, повис, а ведь он, как мальчик, был тяжелее… Внучка поняла, что тоже утонет. И тогда она обратилась к святителю Николаю. Она рассказывала: «Просто чудом мы выскочили из воды!» Может быть, потому, что Николай Mокрый утопленников и путешествующих по воде спасает.
– Алексей Иванович, хотелось бы услышать ваше пожелание в день памяти святителя Николая Чудотворца.
– Пожелание простое. Знаменитый вождь пролетариата говорил: «Учиться, учиться и учиться». А я пожелал бы всем молиться, молиться и молиться. Потому что без молитв дела наши будут очень плохи. Я думаю, что именно всегда молитва спасала и спасает. И молиться – это же труд, великий труд. В Евангелии сказано: Царствие Божие усилием берется. И сейчас усилие молитвы, по-моему, для нас очень и очень важно. Так что я хотел бы всех призвать молиться.

С Алексеем Ивановичем Сидоровым беседовал Дмитрий Дементьев