пятница, 5 января 2018 г.

Слово в Навечерие Рождества Христова


В ЧЕЛОВЕЦЕХ БЛАГОВОЛЕНИЕ
          Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!
Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение (Лк. 2: 14), – этими словами многочисленное воинство небесное славит Бога, возвещая радостную весть о рождении Спасителя, Который есть Христос Господь.
          Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение, – эти слова, сказанные вифлеемским пастухам, стали частью благовествования о мире во всем мире. Эта песнь ангелов была начертана на скрижалях Нового Завета, вошла в состав древних восточных литургий, стала основой молитвы великого славословия, той высшей формы молитвы, когда человек всем сердцем и умом возносит к Творцу всяческих свои слова благодарности и любви.

          Греческий и церковнославянский тексты великого славословия говорят о том, что Бог в рождении Спасителя показывает Свою расположенность к людям, благосклонность, желание помочь, пойти навстречу, в людях являет Свое «благоволение» (εὐδοκία). «Мы, живущие на земле, облагодетельствованы… Прежде природа человеческая была во вражде с Богом, а теперь так примирилась, что стала в союзе с Богом и соединилась с Ним в воплощении». Эти слова блаженного Феофилакта Болгарского соответствуют современному русскому переводу Евангелия: Мир на земле людям, которых Он полюбил! (Лк. 2: 12). Бог даровал миру Мессию, и за это Он теперь прославляется на небе ангелами. Ангелы воспевают не только мир и безопасность на земле, но – «все спасение, носителем которого является Новорожденный».
          Совершенно иная гамма значений Великого славословия была выведена в свое время из латинских текстов Нового Завета. В славословии «Gloria in Excelsis Deo» слова «in terra pax hominibus bonae voluntatis» в переводе Бальмонта (1904) получили такой смысл: «Мир на земле, мир людям доброй воли».
          С середины ХХ века понятие «люди доброй воли» (people of good will) стало приобретать совершенно иное значение. Один из лидеров всемирного Движения сторонников мира французский физик Фредерик Жолио-Кюри в 1950 году составил Стокгольмское воззвание, которое призывало к запрету применения атомного оружия массового уничтожения. С тех пор понятие «люди доброй воли» широко использовалось в советской прессе, обозначая «борцов за мир во всём мире». Составители некоторых современных словарей даже занесли фразеологизм «люди доброй воли» в разряд «идеологических штампов советской пропаганды», не отметив ни его евангельского происхождения, ни практики его словоупотребления в других странах.
          В наши дни понятие «люди доброй воли» понимается весьма разнообразно. Им могут обозначаться как сторонники государственных союзов, которые борются с мировым терроризмом, граждане какой-то определенной страны или члены какой-то политической партии. Такие общественные организации, как ЮНЕСКО, Международный Олимпийский комитет, Всемирная организация здравоохранения, используют понятие «посланники доброй воли» для обозначения людей, которые своим авторитетом продвигают программы добрых отношений между странами и народами.
          Разные трактовки ведут к тому, что представление о «доброй воле» теряет свои очевидные границы. Новый русский термин goodwill, заимствованный из английского языка, уже означает не «благую волю», направленность человека к добру, а… экономическую деловую репутацию человека или фирмы, которая имеет свою стоимостную оценку.
          Такая трансформация значений евангельского выражения приводит к тому, что изначально светлые ризы данного понятия начинают приобретать серые и черные пятна, а порой и волчье содержание, далекое от библейского представления о Божием «благоволении».
          Библейское представление о «людях благой воли» имеет глубоко религиозное значение и отстоит достаточно далеко от современного видения «деловой репутации». Отношения между Богом и человеком определяются тем, насколько человек соответствует тому, чего хочет от него Господь. Бог не благоволит к тем, кто не исполняет свои обещания (см.: Еккл. 5: 3), к злодеям и беззаконникам (см.: Пс. 5: 5). В то же время Господь благоволит ко всем боящимся Его и уповающим на милость Его (см.: Пс. 146: 11). Только тот приобретает благоволение в очах Бога и людей, у кого на скрижали сердца написаны слова: «Милость и истина» (см.: Притч. 3: 3–4).
          Евангельское «благоволение» – это не просто благосклонность одного лица по отношению к другому, расположенность начальника к подчиненному. Благоволение Божие – это любовь Отца Небесного к земному человеку (ср.: Иер. 31: 3). Когда Дух Святой сходил на Иисуса в момент Крещения, голос Бога Отца засвидетельствовал: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение (Мф. 3: 17). Иисус потому имеет благоволение, поскольку Отец любит Сына и все дал в руку Его (Ин. 3: 35).
          Любовь и благоволение неразрывны. Отец Небесный благоволил послать на землю Сына, потому что Он первый возлюбил мир, прежде чем люди ответили Ему взаимностью (см.: 1 Ин. 4: 9). Сын принял на Себя грехи всего мира (см.: 1 Пет. 2: 24). По вере в Сына Божия мы, люди, из врагов Божиих становимся сынами Его и, как говорит апостол, получаем право взывать к Богу: Авва, Отче! (см.: Гал. 4: 6).
          Сегодня мы стоим в преддверии рождения Божественного Младенца, имя Которого – Чудный, Советник, Бог Крепкий, Отец вечности, Князь мира (Ис. 9: 6). С появлением на земле Божественного Младенца, казалось бы, в человеческих отношениях должны произойти радикальные перемены: и перекуют мечи свои на орала, и копья свои – на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать (Ис. 2: 4). Но при этом пророк Исаия не говорит о том, что какие-то профессиональные миротворцы наведут порядок на Земном шаре. Он пророчествует о том, что «люди доброй воли» станут иными, потому что земля [под их ногами] будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море (Ис. 11: 9).
          Две тысячи лет назад римские поэты прославляли императора Октавиана Августа как спасителя за то, что тот принес в Рим внутренний мир и процветание, а провинциям – безопасность. Но спустя два тысячелетия мы видим, какой кровавой ценой далось то процветание, насколько непрочным был римский мир (Pax Romana), насколько небезопасной была жизнь в провинциях.
          В противовес поэтам Рима апостолы говорят: Мир Божий превыше всякого ума (Флп. 4: 7), Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе (Рим. 14: 17). И хотя апостол Павел прямо говорит: Будьте в мире со всеми людьми (Рим. 12: 18), но пребывание мира Божия среди людей – это больше, чем законы социальной справедливости. 
          Это такая расположенность души человека, когда всеми его поступками руководит любовь. Любовь Божия приносит на землю мир. Любовь познали мы в том, что Он [Сын Божий] положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев (1 Ин. 3: 16).
          Мир с ближними, мир со своей совестью, мир с Богом – вот тот мир, о котором некогда говорил пророк Исаия, о котором пели хоры небесных сил; мир, который преподавал Своим ученикам воскресший Христос (см.: Ин. 20: 19, 21, 26). Это тот мир, о котором мы слышим постоянно в Церкви в обращении священнослужителей: «Мир всем!».
          Давайте же и мы, дорогие братья и сестры, повторяя чудное ангельское славословие: Слава в вышних Богу, и на земле мир (Лк. 2: 14), будем стремиться снискать «Божие благоволение». А для этого – следовать словам апостола Павла: Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. И да владычествует в сердцах ваших мир Божий (Кол. 3: 14–15). Аминь.
Автор: иеромонах Иреней (Пиковский)