пятница, 14 марта 2014 г.

О свободе человека, «глянцевом православии» и повторных браках

Встреча с Протоиереем Всеволодом Чаплиным
          13 марта в Московском Финансово-Юридическом Университете МФЮА прошла встреча с Председателем Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиереем Всеволодом Чаплиным. Гость встречи сделал сообщение «О свободе человека и вмешательстве Бога в его жизнь» и ответил на вопросы собравшихся. Встреча была организована Молодежным клубом «Донской».

О комплексах церковной среды
          Мне кажется, в последнее время мы стали преодолевать два важных комплекса, которые долго существовали в церковной и околоцерковной среде:
- неофита, которому простительно не замечать какие-то вещи, которому простительно не замечать какие-то вещи, поскольку он только пришёл в храм и
- миссионера, который, снисходя к состоянию неофита, многие сложные вопросы оставляет «на потом».
          Так возникает феномен «глянцевого православия».
          На самом же деле сложные вопросы не стоит прятать, иначе мы рискуем уподобиться тем протестантам, которые зазывают последователей на обещания благ и белозубые улыбки, а после, когда люди начинают задавать сложные вопросы, просто перестают их замечать. И люди уходят.
Крайности в понимании свободы
          «Глянцевое», да и академическое богословие часто абсолютизирует свободу и рисует человеческую личность и разум независимыми от внешних влияний. Якобы разум знает все существующие варианты и свободно делает свой выбор. При этом на человеческий выбор якобы не влияет даже Бог.
          В пасторской практике, наоборот, любое человеческое решение рисуется как непосредственное следствие либо Божественной воли, либо вмешательства тёмных сил.
          Однако, согласно христианскому учению, человек – не игрушка. Более того, в отличие от некоторых крайних протестантов, православие не признаёт идеи о предопределении.
          Эти две крайности находятся в постоянной борьбе друг с другом. Первая, царит в «православии» глянцевых сайтов, вторая – в пастырской практике.
          На самом деле важно уйти и от того, и от того варианта, так как в первом случае мы имеем ложь, во втором – букет сомнительных психотехник и практик.
Что влияет на нас?
          Из Писания и Предания мы знаем, что Бог способен вмешиваться в человеческую жизнь. А из практики – что человеческий выбор во многом определяется бесконечными влияниями – больного зуба, мужа, жены, прессы, состояния здоровья и уровня образования. Кроме того, большинство людей склонны поступать, «как все».
          Определённое влияние на человека оказывает и Бог – он способен показывать нам адские глубины и великие милости уже в этой жизни. При этом, влияя на нас, Бог никогда не делает последнего шага, который разрушил бы человеческую свободу: «не желающий поверить – не поверит».
          В каком-то смысле, человеческая свобода – это условность. Тем не менее, Господь её уважает и какое-то время терпит, в том числе, и человеческие шаги в сторону зла.
          Впрочем, помня о том, что злая сила вовсю использует возможности внешнего влияния на нас, мы также должны использовать любую возможность для того, чтобы склонить человека к вере. Так поступали в своё время византийские императоры и князь Владимир.
Кто за что отвечает?
          Нам не нужно бояться брать на себя ответственность за собственные решения, перекладывать их на Бога, приход, окружающих. Как бы ни подталкивали нас к тому или иному решению, за свою судьбу мы отвечаем сами.
Протоиерею Всеволоду Чаплину задали несколько вопросов из зала:
- Как относиться к повторным бракам?
- Нагорная проповедь – это норма, недостижимая для человека. Это – особенность христианства: оно призывает человека к святости, которая только человеческими усилиями недостижима.
Это не значит, что христиане – фантазёры. Просто их жизнь несводима к одному только самосовершенствованию.
Второй брак – это снисхождение, допускаемое Церковью с сожалением. При этом все либеральные течения в современном христианстве построены именно на том, чтобы вещи, о которых в Евангелии говориться с сожалением, объявить новой нормой.
- Почему детей нецерковных родителей не крестят без огласительных бесед?
- Мы вернулись к нормальной церковной практике, когда крещение совершается по вере – ведь это не магический обряд. При этом взрослый человек, входя в Церковь, должен пройти научение. Ребёнок же входит туда по вере крёстных и родителей.
То есть, они должны быть либо известны в церковной общине как люди, способные дать воспитание в христианском духе, либо сами пройти научение. Именно за такой порядок много лет боролись и священники, и активные миряне. Ситуация же 90-х годов, когда каждое воскресение на московском приходе крестили по нескольку десятков детей и столько же взрослых безо всякого оглашения – ненормальна.
- Влияют ли на человека семья и окружение?
- Конечно, на свободу человека влияют разные обстоятельства – родился человек в Москве или, скажем, на Кавказе – судьба его, скорее всего, сложится по-разному.
Идея абсолютной свободы становится всё более популярной в нынешнем атомизирующемся обществе. Нам говорят: «Я не хочу слышать о Боге, не лезьте ко мне в душу!» Но вообще христианство – это именно о том, чтобы лезть человеку в душу.
Мы должны и можем убеждать общество, что существуют вечные ценности, без следования которым человек не может быть счастлив. Любой грех делает человека несчастным – в том числе, грех гордыни, грех той же атомизации. Например, что бы они не говорили вовне, из исповедей я знаю, что представители ЛГБТ- движения – очень несчастные люди.
Идея абсолютизации и абсурдизации самоопределения человека, в том числе и гендерного – продолжение той атомизации общества, о которой мы уже говорили.
И сегодня достаточно велико давление разного рода сообществ, призывающих сделать истину более «либеральной». Причём некоторые христианские общины уже поддались на эти призывы и официально благословляют, например, союзы представителей сексуальных меньшинств.
В то же время Русская Православная Церковь сегодня всячески пытается высказать свою позицию и сделать всё, чтобы пропаганда такого поведения либо не велась вообще, либо, по крайней мере, не велась несовершеннолетним.
- Отвечают ли дети за грехи родителей?
- Тайна Божьего предопределения велика. С одной стороны, на исповеди человек кается только в личных грехах, а не в грехах соседей. Но есть, например, вина человека в том, что он проникается греховными настроениями, которые царят в коллективе.
С другой стороны, мы имеем на себе последствия и грехов родителей, и грехов общества. Последствием родительских грехов могут быть болезни ребёнка. Мы не каемся в этих грехах, но, меня своё поведение, свой образ жизни, можем повлиять и на жизнь родителей.
Все мы несём на себе последствия того, что в течение XX века страна увлекалась страшными политическими течениями, или, например, последствия репрессий. Но непосредственно в них мы не виноваты.
- Как относиться к деятельности диакона Андрея Кураева, и предприняты ли какие-то меры после его громких заявлений, сделанных зимой?
- Диакона Андрея Кураева я знаю года примерно с 1988. Он любит позиционировать себя как человек, «не такой, как все». Отчасти делает это не без оснований.
Однако в одном из недавних интервью он заявил о себе как о человеке, который «имеет информационный ресурс». После этого предложил некие реформы, весьма близкие к тому, что предлагают сейчас и церковные власти. Все эти заявления не имели особого резонанса.
Мне искренне жаль отца Андрея, так как он имеет тенденцию уходить в виртуальное общение, которое мне кажется иллюзорным.
Сейчас нужно молиться об отце Андрее, чтобы он не остался один и вернулся к тому служению, которому уделял внимание много лет – отвечать на вопросы людей, взыскующих в Церкви умного слова.
При этом надо понимать, что псевдообщение и православие-лайт не удовлетворят людей, ищущих в христианстве истину. Я очень надеюсь, что отец Андрей не останется один, с тем, что наступила катастрофа, когда ему перестали звонить журналисты.
Что же до вопроса, который он поднял… Я много лет нахожусь в церковной среде, слухов подобного содержания слышал очень много, но никогда не видел ни одного доказательства.
Да, есть случаи, когда монахи и священники любят окружать себя дамочками, либо молодыми людьми странного поведения. Имеется ли при этом конкретный грех – я не знаю. Приводит ли смакование определённых грехов к исправлению – тоже.
Церковь, как неоднократно говорил сам отец Андрей, это собрание не святых, но кающихся грешников. И наша задача – изолировать грех, чтобы он не получил распространения.
Необходимо постоянно помнить, что священник – не идол, не гуру, не подмена Христу, а также не мамка, не нянька. Он служитель Христов и должен занимать в жизни верующих именно такое место. А вот случаи навязывания себя в духовные отцы и привязанности чад к священнику вместо Бога приводят неизменно к трагедиям.
Полную видеозапись этого выступления см. здесь.