среда, 6 января 2016 г.

Высокая простота - Слово в навечерие Рождества Христова (Рождественский сочельник) - 6 января

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа.
          Сегодня, в навечерие Рождества Христова, в Рождественский сочельник, мы слышали Евангелие о Рождестве Христовом апостола и евангелиста Луки.
          Апостол Лука был человеком ученым, он был врачом. По тем временам, это был образованный человек. Поэтому свое евангельское повествование он ведет, все время отмечая: «В правление такого-то правителя было такое-то указание – перепись провести». И вот как раз эти моменты, которые он отметил, потом и явились для следующих поколений указанием на год Рождества Христова. Потому что рождение Богомладенца, как мы видим и слышим, было безвестным для многих. И для того, чтобы потом человечество вело летоисчисление от этого года, Господь умудрил апостола и евангелиста Луку отметить все эти факты. Потому что правителей, императоров, конечно, знали, и перепись такая была. Это было «первое написание», как сказано, – значит, первая перепись. Ну, вы знаете, переписи бывают и в наше время. И вот это указание послужило потом основанием нашего летоисчисления.

          Так часто бывает: когда человек что-то имеет: какие-то навыки, способности, – он воспринимает это как нечто обычное. А то, чего у него нет, кажется ему более трудным, более значительным, что ли, оно производит на него особенное впечатление. Человек, допустим, что-то производит или разбирается в каких-нибудь технических вопросах – «Ну, тут вроде всё понятно, это дело обычное!» А петь и играть или, скажем, приготовить пищу он не может. И когда другой поет, или играет, или вкусно готовит, то это кажется ему чем-то особенным и запечатлевается у него.
          И вот замечательно, что именно ученый человек особенно подробно описывает явление ангелов пастухам. О волхвах говорит апостол и евангелист Матфей. А для апостола и евангелиста Луки появление волхвов вполне понятно: ну, что ж, ученые люди, они поняли, что уж если звезда явилась, значит, это всё – творение высшее, непостижимое человеку. Оно свидетельствует, значит, что-то особенное – тут понятно. Ученый человек поймет, должен, по крайней мере, понять. А вот почему ангелы явились пастухам, а не ученым? – вот это для него было чем-то удивительным, как-то особенно его душу поразило. Ведь те шли-шли, потом весь Иерусалим перемутили, всё расспрашивали: как, что, где? А Господь послал ангелов прямо к пастухам, и они получили известие не при помощи науки, не при помощи звезд, астрономии, а напрямую от ангелов, от духов Божиих.
          Этот момент замечателен по своей глубине. Действительно, когда простой человек слышит, как какой-нибудь ученый о чем-то свидетельствует, что-то доказывает, то он – в восторге: «Как он замечательно доказывает, как он здорово рассуждает!» Он верит безоговорочно! Ему и доказательств-то особых не нужно. Душа принимает! А ученого человека поражает другое: «Он вроде бы ничего не знает, не понимает, а такая твердая вера!» У этого не хватает учености, а у того – учености сверх головы, а веры-то… – вот этого бы покрепче!
          Это, действительно, момент замечательный. На этот счет есть изречение одного из великих ученых, кажется, Пастера: «Когда я начал заниматься наукой, я был маловерующим; когда я углубился в науку, я уверовал; а теперь, достигнув известных высот в науке, – а он был ученым с мировым именем, – я верю, как последняя бретонская крестьянка».
          И вот, в конце концов, вера равняет всех. Ученых и простых людей, если они достигают веры. Вера – это дарование. Ученость, умственные познания – это тоже дар Божий. И бывает, одному чего-то дано больше, другому – меньше, а вот вера – это самое главное. И есть, как говорится, «святая простота», которая всё покрывает и всех объединяет.
          На Первом Вселенском Соборе присутствовали ученые мужи, святители: будущий Афанасий Великий, тогда архидиакон, и Осия Кордувийский, который возглавлял этот Собор, и другие столпы – образованнейшие люди, архиереи. И вместе с ними присутствовал святитель Спиридон Тримифунтский, который стал архиереем, но был из пастухов, и потом, уже будучи архиереем, продолжал пасти стадо. Мужи ученые приводили доводы и доказательства от Священного Писания, от богословия. А святитель Спиридон, когда у него спросили: «Как это такое может быть: Троица, – что это?», – сказал: «Как? А вот как». Взял кирпич, сжал – и вниз полилась вода, вверх вырвалось пламя, а в руках у него осталась плинфа. И всё! Они только рты разинули. «Как это может быть?!» А вот, получилось.
          Такое случается у нас до сих пор: «Как это такое может быть?!»
          Ученые говорят: «Нужны такие-то условия, тогда будет то-то…» Для того чтобы распустилась ветка, нужно держать ее в тепле, чтобы была соответствующая температура, чтобы были питательные вещества… Потом, когда они доберутся, то разбудят это, это разбудит то, потом раскроется это, потом – то… А под Введение во храм Пречистой Девы, зимой, верба распускается и потом опять складывается. Мы ж приносили ее сюда, и все видели это. Как это, почему? Да вот так. Это одному Богу ведомо.
          Когда человек поднимается до высот науки, то он говорит, как тот великий ученый: «Теперь я, как последняя крестьянка. Таков примерно уровень мой». А кто еще до состояния крестьянки не дошел, тот думает, что он – что-то. Как говорят, знания кичат. По большей части, так происходит.
          Так что Рождество Христово удивительно по своей полноте. Здесь и ученые звездочеты, звездоблюстители (астрономы, по-нашему) – волхвы-мудрецы и царие персидские. Здесь и простые пастухи… О, простые пастухи! О них сказано: Ангел Господень ста в них, и слава Господня осия их. Слава Господня осияла их. А ведь Слава Господня являлась только пророкам Моисею и Илии, когда Господь являлся им…
          Рождество Христово в своей полноте и соединяет всё: и ученое, и простое; и то, что можно постигнуть через творение (звездоблюстители), и то, что непостижимо.
          Как может человек видеть мир невидимый? Как может грешный человек находиться во Славе Господней? Как это может быть? Может быть! Потому что такова воля Божия. Господь являет…
          Обычно мы так рассуждаем: вот, преподобный Сергий, преподобный Серафим – понятно. Сколько они трудились, сколько они подвизались, с младенчества! Один в среду и пяток млека не вкушал, другой тоже отмечен с детства особым перстом Божиим. Это – монахи, подвижники. Они совершали подвиги, для нас неимоверные, и находились в благодати Божией. А здесь что? Пастухи. Я, конечно, не знаю, как это там всё происходило, совершали ли они какие-то подвиги, постились ли усердно или еще делали что-то особенное… Сказано: «Предстал им ангел Господень». Иногда говорят: «А почему им? Ведь и другие пастухи были, наверное, в той местности». А вот почему – это не нашего ума дело. Так Господь изволил.
          Вот здесь как раз – тот самый ответ на многие вопросы, которые у нас бывают: «Почему это так? Почему этому такое? Почему тот получает это?» Почему… Такова воля Божия. Господь вот так это открыл. Ангелами открыл пастухам. Ведь и так весь Иерусалим узнал, что должен был родиться Спаситель, когда волхвы-то пришли. Было бы, может быть, этого достаточно? Нет. Господь явил через ангелов пастухам. Сказали бы ученые люди – у них-то авторитет больше вроде бы, а пастуху вроде кто поверит-то? Что там пастухи? У нас как: «Такой-то человек, образованный, сказал то-то и то-то». – «А, да, да, да, да, да!» А бабка какая-то там сказала – «Да ну, что она там понимает? Да ей это почудилось!..» Такова наша логика земная. А вот Господь через ангелов открыл Рождество, ангелов увидели простые пастухи. Такова воля Божия. Господь сказал: Посрамлю премудрость премудрых, и разум разумных отвергну.
          Нет, и апостол и евангелист Лука – разумный, и премудрый Соломон был, и Царь Давид, – всем им дана была премудрость, и люди были образованные. Но, как я уже сказал, всё это – дары Божии, и Господь дает независимо ни от чего, а творит, елика хощет, как хочет. И являет, как Ему угодно. Одному открывает таким образом, другому – иным каким-то образом. А почему? Потому, что это так. Вот это как раз – свидетельство именно Божественное. То есть, не по нашим рассуждениям, не по нашей логике, не по нашим обоснованиям каким-то, а потому, что это так.
          Между прочим, некоторые люди так и воспринимают.
          У меня был такой случай, когда один образованный человек задал вопрос. А перед этим он был у всяких «знатоков» – с амвона и поминать их особенно не хочется. Ну, у тех, кто выдвигает всякие заумные теории: поля, энергии… Одним словом, ему там мозги крутили-крутили, и он пришел в церковь. И начал: «А это почему так-то?» Я как-то невольно ему ответил: «Ну, потому что это так. Не знаю, почему». То есть, не стал ему объяснять (как нередко бывает), а просто сказал: «Потому, что это так есть». Вот тогда он воспринял. Он сказал: «Это меня убедило».
          И действительно, в этом явлении Ангелов пастухам – такая духовная красота! Господь явил простым пастухам, высшие духи открыли им, и даже «Слава Господня осияла их». А ученые люди через науку, через рассуждения, через логические построения и вычисления в конце концов пришли к тому же, но путь их был долог.
          Да, это обычно так и бывает. Путь рассуждения, осознания – довольно длительный, а путь непосредственного восприятия, когда Господь открывает, – короткий и прямой. «Потому, что это так».
          Или вот еще пример, о котором мне рассказал один батюшка, отец Петр. Его спрашивают:
- Почему икру можно есть в Лазареву субботу, а рыбу нельзя, только в Вербное воскресенье?
          Он говорит:
– Не знаю.
– А почему на масленицу яички можно есть, а курочку – нельзя?
– Так по Уставу. Вот и всё.
– Ну, а почему, батюшка, вот так?
– Потому, что так установлено святыми отцами.
          Между прочим, суеверия часто имеют объяснение, но объяснение безтолковое. А в вере некоторые вещи просто не имеют объяснения. Вот так, и всё!
          Как-то пришли люди к одному старцу, и один из них говорит:
– Я не верую потому, что я не понимаю, вы объясните мне.
          Старец спросил:
– Ты понимаешь, как у тебя в желудке пища переваривается?
          Он отвечает:
– Нет.
– Ну, – говорит старец, – тогда не ешь, пока не поймешь.
          Интересно, что едят все: и профессора, которые понимают, что в желудке происходит, и простые рабочие, – все с одинаковым удовольствием. Причем, многие едят то, к чему их приучат с детства. Вот иногда говорят: «Ну, почему ты не ешь, ведь это же лучше!» Нет, потому что он привык к другому, принял это в простоте сердца, и оно в нем живет. И в сущности-то, когда мы начинаем спорить, многие раздоры, многие разделения происходят оттого, что мы не относимся к этим вещам просто – «ну, потому, что это так».
          Хотя это совсем не значит, что нужно бездумно всё выполнять. Нет, это было бы неправильно. И опять же возникает вопрос: «Ну, а как же тогда? Значит, пусть каждый верует, как верует?!» Нет. Испытайте Писания (Ин.5:39), – говорит апостол и евангелист Иоанн Богослов. Писание-то – да, действительно, и Писание сравнивается одно с другим. Но есть вещи, которые просто принимает душа. Человек так чувствует – и принимает.
          Простота, по-настоящему, это то, о чем сказал один из оптинских старцев: «Двадцать лет просил я этой простоты». Это, конечно, тоже дар Божий. И, по-настоящему, это состояние благодатное. Тогда человек живёт просто, как говорил преподобный Амвросий Оптинский: «Где просто, там ангелов со сто, где мудрено, там ни одного». И вот эта простота – во всем: и в вере, и во всей жизни. Тогда бывает простое восприятие вещей: «Ну, так – значит, так».
          «Есть у нас что-нибудь на ужин?» – «Вот, это есть». – «Ну, и давай это будем есть».
          И такое отношение ко всему, в конце концов, всё умиротворяет. А бывает, когда человек не унимается: «А почему это так, а почему это?..» Да потому, что это так. Ну, смирись, прими в простоте сердца – и всё, и успокоишься. Мы знаем, что Господь, когда проповедовал здесь, на земле, то говорил: «Волос с головы не упадет без воли Божией». И если волос с головы не падает без воли Божией, значит, всё управляется Промыслом Божиим, значит, это почему-то так.
          Нет, это не значит, что мы не должны участвовать в жизни, должны бездействовать. Но наша деятельность должна быть, прежде всего, в согласии с волей Божией. Первый вопрос: как это согласно с волей Божией? А результат – всё равно от Бога. Потому что ты, например, можешь хотеть хорошего, но время для этого еще не пришло.
          В минувшие воскресные дни мы прославляли святых отцев, праотцев. Они всё ждали, ждали Спасителя мира, но время еще не приходило. Пришло время, и Господь родился, пришел на землю. Господь ходил по земле, а за Ним гонялись, хотели Его убить. Он сказал: «Время ещё не пришло». Пришло время – вот, се есть ваша година,и область темная (Лк.22:53). Но на некоторое мгновение, на некоторое время. Распяли – всё! Теперь – воскрес и приду судить, когда придет время. И тогда всё кончится. Все эти козни, вся эта дипломатии, все эти приемы – всё это будет прикончено. Время придет – тогда будет всё.
          Без Бога никто ничего не может. Еще при жизни Спасителя было два правителя, по тем временам очень могущественных, по имени Ирод. Один – который велел четырнадцать тысяч младенцев убить, и другой, подобный ему. Хощет Тя убити, — говорят. Господь говорит: Рцыте лису тому, се изгоню бесы, и исцеления творю днесь и утре, и в третий скончаю (Лк.13:31-32). Если ничего не стоило невинных младенцев убить, то, что стоило убить одного Человека? Ничего не стоило. Но Господь сказал: «Но он ничего не сможет, потому что время еще не пришло». Когда пришло время, то Пилат, расхваставшись своей властью, сказал: Не веси ли, яко власть имам распяти Тя, и власть имам пустити Тя? Господь ему говорит: Не имаши власти ни единыя на Мне, аще не бы ти дано свыше (Ин.19:10-11). Вот, попробуй пустить – не пустишь, сейчас подпишешь «распять». И он подписал «распять». Трижды хотел отпустить, трижды порывался, а подписал – «распять». Значит, что он из себя представлял? Ничего.
          Мы часто забываем об этом в жизни. А простое восприятие жизни, простое восприятие евангельского слова, евангельских примеров, – это фактически всё. «Ах, что будет?» Будет то, что должно быть. «О, вот этот сделает!» Этот ничего не сделает, и тот ничего не сделает, а этот сделает то, что ему будет дано. Иначе – никто ничего не сделает. «Вот, – говорят, – будет то-то и то-то». Да, кто знает, что будет? Вот то, что святые отцы сказали, то будет. «Как это будет?» Не знаю, как, но будет.
          Мы помним время, когда говорили, что ничего не останется: «настолько всё схвачено!» Это схвачено сверху, а на самом деле только прилеплено, дунь – и всё развалится. И разлетелось. И этому столько примеров, а мы всё никак не уверимся. И мы всё еще приписываем это каким-то деятелям… Да ноль! Полный ноль без палочки.
          Святитель Игнатий говорит: «Человек! В гордыне своей, что ты мнишь о себе? Ты – слепое орудие в руках Промысла Божия, полностью слепое, без малейшей самостоятельности». Да какая ж самостоятельность? Никакой там самостоятельности-то нет. Даже иногда и в земном-то смысле видишь, что нет у людей самостоятельности, а им приписывают, будто они что-то там могут! Кто что может? Да никто ничего не сможет, если Господь не поможет. Апостол Иаков говорит: Слышите ныне, глаголющии: днесь или утре пойдём во он град и сотворим ту лето едино, и куплю деем и приобретение, иже не весте, что утре случится, кая бо жизнь ваша? Пара бо есть, яже вмале является, потом же исчезает. Вместо еже бы глаголати вам: аще Господь восхощет, и живи будем, и сотворим сие или ино. (Иак.4:13-15). Вот так нужно говорить. И так будет.
          Сущность всего этого одна: нужно укреплять веру. Укреплять веру, настоящую веру – и на каждом шагу. Как Господь говорит: Волос с головы не упадет без воли Божией. Значит, так. Ко всему нужно относиться именно с так, как простой народ сказал: «Что Бог ни делает, всё к лучшему» и «Господь передом правит». И это истинно так.
          Правда, многое мы начинаем понимать (если еще Господь откроет) только по прошествии многого времени. Но мы ж не больше, конечно, апостола Петра, которому Господь сказал: Еже Аз творю, ты не веси ныне, уразумееши же по сих (Ин.13:7).И ведь когда ему было это сказано-то? На Тайной Вечере, когда Господь уже шел на страдания. То есть, уже всё – обучил, наставил, а потом еще добавил: «Что делаю, ты сегодня не знаешь, уразумеешь же после». Поэтому если апостолу Петру, который с Господом ходил, был один из первых Его учеников, которому были открыты многие тайны Царствия Божия, которому Господь дал ключи Царствия Небесного, – если ему Господь так говорил, то куда нам-то, со своим умом? Что нам удивляться, что мы не понимаем даже и после того, что совершилось? Вот если Господь еще откроет, может, в будущей жизни, станет нам что-то ясно. Ибо были такие случаи и есть, когда люди приходят оттуда, с того света, и говорят: «Это вам – за то, а будет вам еще то-то». И так оно и исполняется.
          Так что будем мы благодарить Бога прежде всего за то, что Господь дал нам истинную, православную христианскую веру, что Господь дает нам такие примеры, которых больше нигде нет. Такой ясности и простоты истины – нигде ничего подобного нет. Но это, если Господь откроет эту ясность, тогда всё понятно. А если не откроет, то и очи имут – и не видят очима, ни разумеют сердцем (Ин.12:40). Поэтому мы и благодарим Бога, прославляем Его за те милости, которые Господь нам являет. Потому что дает нам в меру той возможности, которую мы, грешные, опять же от Господа получаем – разумения вот этих духовных вещей.
          И потому ангелы, видя, как Господь устрояет здесь судьбы человеческие, славят Творца: Слава в вышних Богу, и на земли мир. Это какой мир? Это вот тот мир, о котором преподобный Серафим сказал: «Стяжи дух мирен, и около тебя спасутся тысячи». Мир, который в душе человеческой, который дает истинная вера, упование на Бога. Вокруг всё может и крутиться, вертеться, но это – в мире мирском. А в душе православных христиан должен быть такой мир, который был, когда родился Господь и ангелы воспели: на земли мир. И когда Господь воскрес и сказал: Мир Мой даю вам (Ин.14:27). Господь всё время говорил: Мир вам.
          Вот этот мир нужно всячески стараться стяжать и сохранить в душе. Поэтому в свое время, когда я начинал, по милости Божией, свое священническое служение, один архипастырь сказал мне:
– Что это вы, батюшка, там чем-то возмущаетесь? Уставные неточности какие-то?
          Я говорю:
– Да, как же так?
          Он говорит:
– Всё нужно класть на алтарь мира.
И я до сих пор всегда вспоминаю это изречение.
          И когда какая-то ситуация происходит, в каких-то мы обстоятельствах находимся: семейных ли, служебных ли, – нужно еще помнить одну заповедь, как отец Сергий (Царство ему Небесное) говорил: «От нас зло не должно исходить». А зло не будет исходить от нас только тогда, когда его в нас не будет. А его не будет только тогда, когда мы будем всеми силами стараться сохранить мир душевный. Если вот сохранишь этот мир душевный, то и не озлобишься, а не озлобишься – и зло не изыдет от тебя. И эти слова Господни: на земли мир, – будут исполняться в душе каждого человека. Аминь.

Автор: протоиерей Валериан Кречетов