четверг, 13 октября 2016 г.

Семейная драма царя Давида (продолжение)


Часть 2. «Если бы я был царем»
Сказано:
«И встал Иоав, и пришел к Авессалому в дом, и сказал ему: зачем слуги твои выжгли мой участок огнем? И сказал Авессалом Иоаву: вот, я посылал за тобою, говоря: приди сюда, и я пошлю тебя к царю сказать: зачем я пришел из Гессура? Лучше было бы мне оставаться там. Я хочу увидеть лице царя. Если же я виноват, то убей меня. И пошел Иоав к царю и пересказал ему это. И позвал царь Авессалома; он пришел к царю, поклонился ему и пал лицем своим на землю пред царем; и поцеловал царь Авессалома» (2 Цар. 14: 31–33).
          Иметь сложных детей – это всегда очень серьезная проблема, и у Давида был сложный сын – Авессалом. Давид был праведный, благочестивый человек, он право ходил перед Господом своим. Если Давид допускал какие-то погрешности в своей личной жизни, то он умел каяться. Однако он не мог решить проблем со своим сыном – самым близким, самым родным человеком. Это очень часто бывает: ты умеешь помогать людям, которые мало тебя знают, но близкие люди почему-то не понимают тебя. Как сказано в Евангелии: «Не пророк человек в отечестве своем, и не лечит врач домашних своих» (см.: Лк. 4: 23–24).
Ф.Лейтон. Давид прощает Авессалома
          Действительно, очень трудно бывает в чем-то убеждать религиозным путем людей, которые постоянно видят наш быт, видят, как мы живем. Почему? Потому что мы все далеко не идеальные люди, и у каждого из нас есть свои недостатки, свои грехи, свои падения. Вот и Давиду трудно было общаться со своим сыном Авессаломом. Давид любил сына, и мы видим на протяжении всей истории об Авессаломе, как он не переставал любить его, несмотря ни на что. В народе говорят, что если сын тяжелый, если ребенок в семье неудачник, то мать даже больше любит такого ребенка, больше уделяет ему внимания, нежели тем детям, которые твердо стоят на ногах, которые уже определились в жизни. В этом есть свой смысл, в этом есть своя горькая правда. Я думаю, что само изгнание царем Давидом Авессалома было попыткой образумить этого честолюбивого, высокомерного, мстительного человека. Но чем она закончится, мы узнаем из дальнейшего.
          Говорится в 15-й главе 2-й книги Царств:
          «После сего Авессалом завел у себя колесницы и лошадей и пятьдесят скороходов» (2 Цар. 15: 1).
          Отец принял Авессалома, отец допустил его до своего лица, возвратил его из опалы, и, кажется, он должен использовать это время для того, чтобы действительно занять достойное место в обществе, среди народа Божия. Но он думает о другом. Авессалом думает о колесницах, он думает о лошадях, он думает о том, что нужно иметь скороходов, то есть людей, которых можно посылать в разные места с разными поручениями.
          Сейчас тоже очень многие молодые люди увлекаются колесницами. Современные колесницы – это машины, иномарки, и молодые люди день и ночь готовы думать об этих машинах: где бы достать хорошую машину, где бы достать хороший движок к хорошей машине, как бы починить машину, как бы перекрасить ее. Путь современной молодежи – это путь Авессалома. Авессалом – очень яркий пример именно современного разложения молодежи, теперешней молодежи, живущей в XXI веке. Он думал о своих колесницах, о лошадях, а сейчас думают о своих машинах, о двигателях к этим машинам.
Но читаем дальше:
          «И вставал Авессалом рано утром, и становился при дороге у ворот, и когда кто-нибудь, имея тяжбу, шел к царю на суд, то Авессалом подзывал его к себе и спрашивал: из какого города ты? И когда тот отвечал: из такого-то колена Израилева раб твой, тогда го­ворил ему Авессалом: вот, дело твое доброе и справедливое, но у царя некому выслушать тебя. И говорил Авессалом: о, если бы меня по­ставили судьею в этой земле! ко мне приходил бы всякий, кто имеет спор и тяжбу, и я судил бы его по правде» (2 Цар. 15: 2–4).
          Вот так рассуждал о себе и о своем государстве Авессалом. Он останавливал лю­дей, у которых были какие-то сложные дела, требовавшие суда, на ули­це, останавливал людей, которые шли к царю, и говорил: если бы я был судьей (имеется в виду, если бы он был царем, потому что суд в Израиле принадлежал тогда царю), то я решал бы все эти дела совсем иначе.
          И сейчас мы очень часто слышим, как наши дети с упреком говорят нам: «Если бы мы жили в ваше время, мы были бы совсем другими, мы не оказались бы в такой нищете, в какой оказались вы». Но наши дети не жили в наше время, они не могут себе представить, что это такое. Молодым людям, высокомерным и наглым, легко говорить о том, что бы они смогли сделать, если бы они заняли какое-либо положение в обществе. Еще апостол Павел говорил, что в последние времена «люди будут… горды… злоречивы, родителям непокорны» (2 Тим. 3: 2). И таких юных, совсем молодых наглецов сейчас стало очень много в обществе, они всё критикуют, всё отрицают вокруг себя, они говорят: «Всё плохо!», а хорошо только то, что они имеют в своих мечтах. Вот те воздушные замки, которые они создают в своем воображении, – это хорошо. Они готовы перестроить, переделать весь мир, и они постоянно осуждают лю­дей старшего поколения. Это путч хамитов – помните Хама, сына Ноя, который смеялся над своим отцом? Молодые люди, которые слишком критично осуждают старшее поколение, подобны Авессалому, наглому, гордому, надменному, красавцу, подобны Хаму, который позорил своего родного отца.
Но читаем дальше:
          «И когда подходил кто-нибудь поклониться ему, то он простирал руку свою и обнимал его и целовал его» (2 Цар. 15: 5).
          Говоря современным языком, Авессалом играл в демократию, показывал, что он очень доступный человек, что в нем можно найти поддержку, на него можно опереться, и если он придет к власти, то все будет в порядке.
          И когда недавно шла в нашей стране предвыборная кампания, и у нас появилось столько Авессаломов, что трудно себе представить. Все они только о том и говорят, что если придут к власти, то будут поступать совсем иначе, при них все будет хорошо; они готовы сейчас обнимать каждого человека. Но если они дорвутся до власти, то человек не сможет даже дотянуться до них, они будут ездить в бронированных машинах, в окружении плотного кольца телохранителей и, конечно, забудут обо всех своих обещаниях, забудут обо всем, кроме того, что у них есть одно личное, собственное желание – обогащаться. Почему? Потому что все люди, которые в результате так называемых демократических выборов приходят сегодня к власти, – это временщики. Самое страшное – когда человек понимает, что если его избрали, то избрали на короткий срок, и за это время он должен как можно больше успеть обогатиться, успеть обеспечить себя, всех своих родных и близких, молодых послать учиться куда-нибудь за границу, приобрести дачи, дома, машины и так далее.
          Да, Авессалом очень современный человек, как мы с вами видим из Священного Писания, это действительно человек нашего времени, человек последних времен, человек периода апостасии, периода всеобщего отступления от истинной веры. То, чем он занимается и о чем мы сейчас читаем, это предвыборная кампания: он хочет, чтобы его избрали царем, вот это для него самая главная задача. И поэтому он обнимает, целует людей, встречается с людьми, он доступен. Царь сидит во дворце, до царя трудно добраться; до Давида трудно добраться потому, что он был очень трудолюбивый человек, проводил время в молитве, в государственных делах, делал все, что мог. Не всегда получается, даже у хороших людей, когда они оказываются у власти, все решить сразу: выйти из всех сложных ситуаций, помочь обществу. Но Давид трудился, а Авессалом фантазировал, Авессалом рассказывал, каким будет царство при нем, как он поможет людям.
          Поистине, когда вы сегодня будете наблюдать целую чреду этих нынешних авессаломов, которые изо всех сил стремятся к власти, то чаще вспоминайте слова псалмопевца и царя Давида, который говорил: «Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения» (Пс. 145: 3).
          Не было спасения и в пустых обещаниях, в льстивых словах Авессалома. Его правление, к которому он действительно прорвется, обманув людей, окончится крахом и трагедией для всего израильского народа.
А далее сказано:
          «Так поступал Авессалом со всяким Израильтянином, приходившим на суд к царю, и вкрадывался Авессалом в сердце Израильтян» (2 Цар. 15: 6) – так и сейчас вкрадываются многие люди в сердце России, хотят завоевать популярность, авторитет.
          И вот Авессалом, этот бунтарь, этот человек, не способный к созиданию, вкрался в сердце Израиля, вкрался в сердца многих людей.
«И вкрадывался Авессалом в сердце Израильтян»
Говорится далее:
          «По прошествии сорока лет царствования Давидова (40 лет царь Давид управлял Израилем после смерти Саула. – прот. О.С.) сказал царю: пойду я и исполню обет мой, который я дал Господу, в Хевроне; ибо я, раб твой, живя в Гессуре в Сирии, дал обет: если Господь возвратит меня в Иерусалим, то я принесу жертву Господу. И сказал ему царь: иди с миром. И встал он и пошел в Хеврон. И разослал Авессалом лазутчиков во все колена Израилевы, сказав: когда вы услышите звук трубы, то говорите: Авессалом воцарился в Хевроне» (2 Цар. 15: 7–10).
          Смотрите, как поступает Авессалом, занимаясь своей предвыборной кампанией, – он пытается обмануть своего родного отца, используя чувства религиозные.
          Очень часто люди, занимающиеся предвыборным обманом населения, тоже используют имя Господа, постоянно говорят нам о том, например, что они очень хорошо относятся к Церкви и обязательно будут ей помогать – если только наберут нужное количество голосов на выборах. Все эти люди, которые сейчас любой ценой хотят прорваться к власти, очень любят, когда их показывают во время пасхальных богослужений, когда они стоят со свечами, не зная, правда, в какой руке их держать: то ли в левой, то ли в правой. Чаще всего держат в правой – это означает, что они не крестятся, а просто стоят и держат свечу. Но просто стоять в храме и держать свечу может только подсвечник, а православный христианин всегда держит свечу в левой руке, потому что правой он крестится. Эти люди ищут дешевую популярность, дешевый автори­тет, и они готовы прикрываться даже именем Господа.
          Сейчас очень модно стало: беседует какой-нибудь телеобозреватель с тем или иным политиком и спрашивает: «А вы верующий человек?» Это уже такой распространенный, шаблонный вопрос. Люди превращают религию в некую разменную монету и начинают спекулировать священными для нас понятиями. Мы должны уяснить себе, что все эти люди – чужие для нас, чужие для Церкви; они пресле­дуют свои личные интересы, как и Авессалом преследовал свои личные интересы, когда говорил о некоем обете, который он якобы дал Господу. Ему нужно было только подальше от отца отойти, чтобы отец не смог дотянуться до него острием своего меча, и тогда уже объявить бунт.
          И вот Авессалом объявляет бунт; он рассы­лает повсюду лазутчиков, в опре­деленный момент должны затрубить в трубы, чтобы весь народ – те, кто любит Авессалома, кто поверил его обещаниям, – начал кричать: «Авессалом воцарился в Хевроне!»
Далее Священное Писание говорит:
          «С Авес­саломом пошли из Иерусалима двести человек, которые были приглашены им, и пошли по простоте своей, не зная, в чем дело» (2 Цар. 15: 11).
          Действительно, зачастую люди по простоте своей начинают принимать участие в тех или иных кампаниях, даже не догадываясь, что их используют в каких-то совершенно бесчестных политических махинациях, спекуляциях. Мы должны раз и навсегда отказаться от любых политических спекуляций, мы не должны заниматься политикой – только потому, что никакой политики на самом деле нет. Ведь только задумайтесь, братия и сестры: что такое политика в современном ее понимании? Я не раз говорил об этом и снова к тому же возвращаюсь. Нам объясняют, что есть какая-то жизнь, политическая жизнь, она не религиозная, но она как бы и не отрицает религию. И есть такие люди, которые живут этой жизнью, она за церковной оградой, конечно, эта жизнь, но она не плохая сама по себе и иногда может быть даже полезной для людей, полезной для Церкви. А может и не быть.
           Одно­временно нам говорят, что Церковь политикой заниматься не должна. Но если под политикой понимать просто общественный порядок, то почему же Церковь не должна принимать участие в жизни общества? Ведь Бог создал нас для того, чтобы мы жили в этом мире и населяли его, а не для того, чтобы мы от него совершенно отрешались: «Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла» (Ин. 17: 15).
          Однако когда речь идет о политике, то речь идет отнюдь не просто об «обще­ственном порядке». Подумайте: что такое жизнь за церковной оградой? Это – служение диаволу, потому что вне церковной ограды, вне тела Христова, есть только духовная смерть; поэтому жизнь ни в коем случае нельзя делить на политическую и религиозную. Есть жизнь во Христе и со Христом, а все, что за пределами ее, – диавольские подделки, суррогаты, обман, ложь.
          Простые люди, люди, которые иногда не понимают даже, что происходит, по простоте своей зачастую начинают принимать участие в этой чехарде, водить какие-то демократические, либеральные и прочие хороводы. Пусть Господь спасет нас от всего этого Вавилона греха и словоблудия, пусть Господь научит нас следовать не за современными политиками, которые идут-то, в общем, все в разные стороны, а только лишь за Ним одним. Мы должны помнить, что наше царство – не от мира сего; наше царство существует, это святая Православная Церковь, и мы являемся подданными в этом царстве, а искать для себя счастья где-то в стороне от Дома Божия – безумие.
          В нашей стране можно найти людей, которые действительно были бы способны помочь ей, но это должны быть люди воцерковленные, а не те, которые только имеют имя и как бы живы, но на самом деле мертвы (ср.: Откр. 3: 1), которые бьют себя в грудь и говорят: «Мы православные, мы за Святую Русь!» А в храме мы их не видим.
(Окончание следует)
Автор: протоиерей Олег Стеняев